Today: 13.Dec.2018
Трагическая судьба в жизни и смерти Винсента Ван Гога. Ричард Хьюз
24.Jun.2018

Взгляд на судьбу и родовые сценарии Винсента Ван Гога, с точки зрения судьбоанализа, профессора Ричарда Хьюза. Винсент Ван Гог прожил короткую и трагическую жизнь, но стал одним из выдающихся художников XIX века, прародителем эмпрессионизма, оказавшего огромное влияние на творчество художников следующего века. На ряду с работами Пабло Пикассо, картины Ван Гога стоят в начале списка самых дорогих произведений искусства. 

 

Tragic Destiny in the Life and Death of Vincent van Gogh

By

Richard A. Hughes

M.B. Rich Professor of Religion

 

Трагическая судьба в жизни и смерти Винсента Ван Гога

Ричард Хьюз

Профессор религии

 

Цель этого эссе - интерпретировать избранные аспекты жизни и смерти Винсента Ван Гога в свете новой биографии. 18 октября 2011 года два американских ученых опубликовали подробную и полную биографию художника, состоящую из почти 900 страниц небольшим шрифтом и коррелированных онлайн-сносками (NaifehandSmith 2011). Эта магистерская работа, несомненно, станет окончательной биографией художника. Авторы представляют новые доказательства, которые опровергают предыдущие биографии, делая их вводящими в заблуждение или устаревшими. Например, в предыдущих исследованиях предполагалось, что Ван Гог умер в следствие самоубийства, но эта позиция больше не может поддерживаться (см. Blumer 2002, Meissner 1992, Nagera 1967).

Моя интерпретация основана на работе Леопольда Сонди, венгерско-швейцарского психиатра, создавшего монументальную систему психиатрии под названием Судьбоанализ или «анализ судьбы». Будучи психиатром-генетиком, Сонди обнаружил родовое бессознательное и синтезировал его с психопатологией, Эго психологией и психотерапией. Он организовал свою систему в терминах концепции судьбы, которую он определил как «совокупность всех унаследованных экзистенциальных возможностей», которую человек выбирает и принимает (Szondi 1968: 21). Экзистенциальные возможности возникают из родового бессознательного, и индивидуум выбирает их либо навязанно, либо относительно свободно, действуя согласно образцу (патерну) поведения. Главными выборами человека являются выбор супруги/супруга, призвания (деятельности), дружбы и, в определенной степени, болезни и способа смерти. В некоторых случаях, принудительный (навязанный) выбор может привести к трагической судьбе.

В следующих четырех разделах я представляю сжатый биографический рассказ, основанный на новой биографии Ван Гога, ссылаясь только на номера страниц, а в конце эссе я интерпретирую аспекты трагической судьбы художника.

 

Van GogАвтопортрет. Ван Гог

 

 

Семья Ван Гога

Мать Винсента Ван Гога, Анна Карбентус, выросла в страхе и фатализме из-за семейных воспоминаний о том, как море затопило деревни в ее родных Нидерландах. В качестве защиты она стала неистово занятой, научилась рисовать, так как в ее семье были художники, и обратилась к религиозной вере, в качестве прибежища (16-17). 21 мая 1851 года она вышла замуж за Теодора Ван Гога, который был священником в нидерландской реформатской церкви. После их свадьбы они переехали в торговый нидерландский город Зюндерт (Zundert), окруженный болотом, вереском и безлесной необработанной местностью.

30 марта 1852 года Анна родила мертвого сына по имени Винсент, она похоронила ребенка на маленьком протестантском кладбище рядом с церковью. Ровно через год после того родился будущий художник, которого назвали Винсент Виллем Ван Гог. В общей сложности Анна родила шестерых детей, которые выжили, она считала детей святыми, материнство священным, а семью - убежищем от хаоса этого мира (25). Все дети росли, цепляясь за семью, в их взрослой жизни они чувствовали тоску по дому, когда отдалялись друг от друга. Из всех своих детей Анна никогда не понимала Винсента, старшего сына, потому что его эксцентричность подрывала ее чувство порядка в мире. Винсент никогда не понимал, почему она отвергла его, и он никогда не прекращал тосковать по ее одобрению (11-12).

Анна посадила сад, как образец циклов природы, именно в саду Винсент познал его художественную символику, такую как корни (корнеплоды) деревьев, как обещание жизни после смерти (27). После обеда семья собиралась на кухне, чтобы читать вслух друг другу сказки, поэзию, литературную классику и Библию. Винсент наслаждался, в частности, историями Ганса Кристиана Андерсена, и на протяжении всей своей взрослой жизни он продолжал очень много читать. Все дети Ван Гога научились чертить, делать наброски, рисовать и делать коллажи.

Анна ввела строгую дисциплину для детей. Их поведение, как детей священника, определялось нидерландской "святой Троицей" долга, порядочности и твердости. Это означало, прежде всего, обязанность поддерживать высокий социальный статус семьи. Она научила их хорошо одеваться, общаться только с людьми в уважаемых кругах и подавлять любые «неприличные эмоции» (33).

Отец Винсента был отчужденным пресвитерианцем, который взрывался праведным гневом, когда его авторитет ставился под сомнение (54). Пока Винсент подражал своему отцу, тот никогда не воспринимал его на своих условиях. Винсент также восхищался своим дядей по отцовской линии, которого звали Сент (Cent), который был богатым, космополитическим торговцем предметами искусства. Тем не менее, дружелюбный и общительный дядя Сент был физически хрупким и страдал от «страшных головных болей» (59).

Винсент, будучи маленьким мальчиком, считался странным. Он был затворником, шумным, сварливым, часто демонстрировал вспышки гнева, направленные на его «сознательную и упорядоченную мать» (37). Поскольку он чувствовал себя отчужденным и отвергнутым ею, он хотел убежать из дома; поэтому он начал свою пожизненную привычку совершать длительные прогулки в одиночестве, блуждал на природе, особенно ночью и во время шторма (39). Анна недоверчиво относилась к одиночеству и считала, что «загородные прогулки» должны контролироваться. Во время прогулок на природе Винсент собирал жуков, яйца птиц и цветы, чтобы исследовать, классифицировать и изображать их с соответствующими латинскими названиями (43).

Другом детства Винсента был его младший брат Тео. Винсент был отстраненный, темный и подозрительный; Тео общительный, яркий и дружелюбный. Однако, несмотря на их характерные различия, они постоянно играли вместе, но они также спорили друг с другом. Отец рассматривал их в терминах библейской истории Иакова и Исава (Бытие 25: 23-28), в которой Иаков, младший сын Исаака, получил благословение от своего отца, таким образом, заработав враждебность первенца Исава (42 , 333).

В октябре 1864 года, когда Винсенту было 11 лет, его родители отправили его в школу-интернат в Зевенбергене (Zevenbergen), где он был одинок, тосковал по дому и нуждался в отце. Он учился на художественных курсах, и то, чему он научился, появилось спустя много лет в его картинах (48). Два года спустя родители перевели его в другую школу-интернат в Тилбурге (Tilburg), но в марте 1868 года Винсент ушел из школы, прежде чем закончился срок обучения, и семь часов возвращался пешком домой в Зундерт, потому что он хотел быть дома, со своей семьей.

 Ван Гог и Тео

Винсент и Тео Ван Гог

 

Экзистенциальные выборы Ван Гога

Дядя Сент основал дилерскую компанию занимавшуюся произведениями искусства, связав семью Ван Гога с международным художественным миром (64-66). Через шестнадцать месяцев после ухода из школы-интерната, Винсент начал работать в офисе своего дяди в Гааге. Будучи в Гааге Винсент увлекся Кэролайн Ханебеек, симпатичной блондинкой, которую одобрили его родители. Когда она вышла замуж за другого, он отреагировал, заявив: «Если я не смогу получить хорошую женщину», - сказал он Тео: «Я возьму плохую ... Я скорее буду с плохими шлюхами, чем буду одиноким» (78). Осенью 1872 года он начал посещать проституток и это продолжалось всю жизнь.

Застенчивость Винсента и неловкое поведение не помогало ему в работе на фирме дяди. Семья опасалась, что его неправильное поведение может дискредитировать их фамилию; поэтому дядя решил перевести его в лондонский филиал бизнеса, который продавал только оптом и Винсент не работал бы с клиентами (81). В 1873 году Лондон был самым большим городом в мире, грязным, хаотичным и далеким от природы. Винсент был одинок, а работа в Лондоне не приносила ему удовольствия. Он избегал общения и продолжал осуществлять свои длительные прогулки в одиночестве, читать и писать (87). Социально дезадаптированный, но желающий общения с людьми, он нашел свое единственное общение с проститутками (96). Конфликты с семьей усилились. Он стал реже писать письма домой, поэтому его сестра Анна сказала: «Он закрылся в себе от мира и общества ... Он притворяется, что не знает нас ... Он чужой» (99).

В 1875 году Винсент был переведен в офис компании в Париже, где он снял квартиру на Монмартре, но не сообщил семье о своем новом адресе. Причина была в том, что в нем возникло новое евангельское рвение (104). Он читал религиозную литературу, в частности «Жизнь Иисуса Христа» Эрнеста Ренана (Ernest Renan) и «Подражание Христу» Томаса Кемписа (Thomas à Kempis). Он отождествлял портрет Иисуса у Ренана с провинциалом, который избегал свою семью, любил природу и путешествовал в поисках себя. Всегда желая вернуться домой, Винсент совершил несанкционированную поездку домой на Рождество в 1875 году, за что его уволили из компании. К апрелю 1876 года Винсент вернулся в Лондон, где занял должность репетитора в школе-интернате. Он жил в пансионе возле церкви баптистского священника Чарльза Сперджеона, чья проповедь привлекала широкие массы людей к его услугам и изображала Иисуса, как образец безусловной любви.

Винсент был в восторге от выступлений Сперджеона и решил стать священником. Выросший в нидерландской реформатской церкви, которая подчеркивала скорее утешение, чем грех и чувство вины, Винсент предполагал, что проповедь должна утешать людей, а не судить их. Нидерландское реформатское богословие рассматривало Бога, как внимательного и заботливого (129). Методистский священник пригласил Винсента стать его помощником, а 29 октября 1876 года он уже проповедовал свою первую проповедь, наполненную яркими образами примирения и искупления. В приходском служении он наслаждался пением псалмов и чтением новозаветной истории о Блудном Сыне. На Рождество 1876 года он вернулся домой, надеясь примириться со своей семьей, но они настаивали на том, чтобы он отказался от своего религиозного призвания. Они не считали, что он сможет зарабатывать на жизнь, чтобы обеспечивать себя, поэтому его отец и дядя Сент обеспечили его работой бухгалтера и продавца у книготорговца в Дордрехте. В возрасте 24 лет он уволился с работы, хотя он все еще хотел стать священником. Отец был впечатлен его знанием искусства и подтолкнул своего сына в направлении арт-бизнеса.

Его работа в Дордрехте не пошла хорошо, поэтому он покинул магазин и отправился в Амстердам, чтобы начать официальное обучение на священника. Он писал Тео: «Если однажды у меня будет радость стать пастором и выполнять мой долг, как наш отец ... я буду благодарен Богу» (149). В Амстердаме Винсент жил со своим дядей по отцовской линии Яном, контр-адмиралом нидерландского флота и героическим, дисциплинированным моряком. Винсент уставал от учебы, особенно греческого языка, становясь беспокойным, часто прогуливался и общался с окружающими. Он стал грустить о прошлом, особенно об Англии. Его письма были наполнены картинами тьмы и упреками. Его головные боли ухудшились, и он впервые подумал о самоубийстве: «Я завтракал куском сухого хлеба со стаканом пива ... вот, что Диккенс советует тем, кто хочет совершить самоубийство, как хороший способ, чтобы уберечь их от этой цели, по крайней мере, на некоторое время»(168).

Винсент всегда нуждался в бегстве от мира и построении альтернативной реальности посредством искусства и религии (170). Он представлял себе другой мир через образы Блудного Сына, сеятеля и лодок на бурных морях (285). Сеятель был одним из его любимых изображений в течение всей жизни, это исходило из проповеди его отца. Он верил, что Бога можно узнать только через природу и что художники были истинными посредниками. Религия и искусство имеют власть утешать и приносить свет во тьму. «В своем описании сумеречной прогулки по берегу реки Эй, он изо всех сил пытался выразить – впервые за много раз - утешение, которое он нашел в ночном небе. Он начал с «сияющей луны» и «этой глубокой тишины»» (176). Божья любовь познается через звезды, а звездная ночь - это обещание искупления.

Винсент признал, что не может завершить свое богословское обучение в Амстердаме. При поддержке отца он поступил на трехмесячную пробную программу в евангельскую школу в Брюсселе, но там он тоже потерпел неудачу. Он отправился в горный округ Бельгии, в так называемую «черную страну», чтобы служить в маленькой деревенской церкви. В период с января по март 1879 года он посетил рудник; и хотя он любил шахтеров, они отвергали его, как странного и бесполезного. В июле 1879 года Евангелический комитет прекратил служение Винсента сославшись на плохую проповедь, но его родители полагали, что фактическая причина заключалась в его неспособности выполнить просьбы комитета (202). Винсент впал в иллюзии и отчаяние; он жаждал увидеть своего брата Тео, но Тео сказал ему, что он принес своим родителям горе, стыд и разочарования (204). Преодолевая меланхолию, он снова подумал о самоубийстве, когда писал Тео: «Моя жизнь постепенно стала менее драгоценной, гораздо менее важной и более безразличной для меня» (207). Тем временем, его отец решил передать его в психиатрическую лечебницу.

В августе 1880 года Винсент объявил, что он художник (215). Тео начал поддерживать Винсента финансово и продолжал поддерживать его всю оставшуюся жизнь. Винсент стал асоциальным, человеком, лишенным хороших манер, который считал, что социальные взаимодействия были выбором между нападением или быть объектом нападения (223). Винсент вспомнил намерение своего отца передать его в психиатрическую лечебницу; поэтому, возвращаясь домой на Рождество в 1881 году, Винсент отказался посещать праздничные церковные службы. Винсент выпустил «все свои неудовлетворенные расстройства в ярости праведного негодования и нечестивых ругательствах» против своего отца (252). Он больше не мог сдерживать свой гнев. В результате, отец приказал ему убираться из своего дома и потребовал, чтобы он никогда не возвращался: «Убирайся из моего дома ... чем скорее, тем лучше, через пол часа, а не через час». Винсент никогда не сможет преодолеть то, что отец его отверг.

С горечью и яростью Винсент вернулся в Гаагу, где он жил в одиночестве с финансовой поддержкой Тео. Тео отчитал его за то, что он плохо обращался с родителями. У Винсента были «периодические приступы ярости, а затем упорные усилия к примирению, а затем бессмысленные обеты безразличия...» (261). Эти припадки были нацелены на всех. Разногласия «быстро перерастали ... в безумный спор, который не знал ни причины, ни сдержанности» (264). Винсент пожаловался на лихорадку и головные боли, предупредив Тео, что если он не получит свои деньги, у него будет расстройство. Он считал, что он заслуживает финансовой поддержки на основании его тяжелого труда и благородной цели (271).

Весной 1882 года он завязал любовный роман с беременной проституткой Класиной Хоорник, известной как Сиен. Когда она родила своего ребенка, они стали его сурогатной семьей (293). Хотя она физически непривлекательна, он считал ее ангелом. Он арендовал квартиру для своей «семьи» и хотел жениться на Сиене, но Тео пытался отговорить его от брака. Два года спустя, однако, Винсент прервал отношения с Сиеной.

Ван Гог ребенок

 Рисунок. Ван Гог

Став бездомным и думая о том, что он нигде и никто, он все еще надеялся на воссоединение с семьей. Он становился физически более слабым, потреблял меньше пищи и пил больше алкоголя. Он проводил свои прогулки ночью, чтобы не встречаться с людьми. Он думал о жизни, как о «куче пепла» и говорил «открыто сожалея: «некоторые вещи никогда не вернутся»,- склоняясь к суициду»(327). Его долги нарастали, и его кредиторы следовали за ним.

«Сообщения о нервозности, лихорадке, слабости и головокружении продолжались всю весну и лето, поднимаясь до оборонительного крещендо, как они всегда это делали, до прибытия брата» (342). Тео совершил короткий визит 17 августа 1883 года. Они спорили о деньгах и Тео потребовал, чтобы Винсент устроился на работу. В заявлении Тео Винсент услышал своего отца, так что, когда Тео отправился на железнодорожную станцию Винсент подумал, «что его брат, стал его отцом» (346).

После трехмесячной поездки в Дренте, город бедности и мрачности, где он рисовал торфяные поля, Винсент вернулся на Рождество в 1883 году. Он обвинил отца в том, что он изгнал его два года назад и заявил, что изгнание является источником всех его проблем. Он пробыл дома два года, сражаясь с отцом, провозглашая свой атеизм и жалуясь на то, что он был черной овцой в семье. В январе 1884 года 64-летняя мать Винсента упала и сломала бедро, в течение следующих двух месяцев Винсент заботился о ней, тем самым радуя своих родителей.

Осенью и зимой 1884 года богатый покровитель нанял Винсента рисовать, он предоставил краску и даже моделей. Он был сексуально близок с одной из своих моделей. Винсент также учил студентов рисовать. На семейном ужине Винсент спровоцировал спор со своим отцом, а гость, который был на ужине, отметил, что Винсент так рассердился, «что он встал с места с разделочным ножом, взятым с подноса, и угрожал смущенному старику» (406).

Продолжающийся гнев Винсента и оскорбления в адрес отца усугубили ухудшающееся здоровье старшего Ван Гога. Отец изо всех сил пытался справиться с неуправляемым поведением Винсента. На Рождество 1884 года двоюродный брат Винсента Хендрик, сын адмирала Яна, был госпитализирован из-за эпилептических припадков. 27 марта 1885 года отец Винсента умер от инсульта. В последующие годы Винсент никогда не упоминал о смерти своего отца в своих письмах, и он никогда не описывал похоронную процессию, проходящую через поля пшеницы. Сестра Винсента Анна осталась дома, делала домашнюю работу, заботилась о своей матери и выселила Винсента. Она сказала ему, что он убил своего отца и теперь он убивает свою мать (435). Винсент ушел из дома, чтобы никогда не вернуться, он всегда будет боятся семейного заговора против него.

родители Ван Гога

Отец и мать Винсента Ван Гога

 

Болезнь Ван Гога.

К концу 1885 года Винсент заразился сифилисом и проходил лечение. Он посещал проституток в нескольких городах, использовал их в качестве моделей и для сексуального удовлетворения. 18 января 1886 года Винсент записался на занятия по живописи и рисованию в Королевскую академию искусств в Антверпене. К началу февраля, однако, его жизнь обрушилась, будучи изгнанным из одного класса и униженным в другом (487). Его зубы сгнили и сломались. Он был слабым и лихорадочным, с образами смерти, которую он изображал как скелет с черепом, курящим сигарету.

Винсент отправился в Париж, чтобы быть с Тео и пошел в школу рисования, но там он пробыл всего три месяца. У него не было успеха в продажах и выставках его произведений, и он не мог найти никаких моделей. Винсент хотел работать с Тео всю оставшуюся жизнь, но они продолжали ссориться по поводу денег, семьи и искусства. Конфликты Тео с Винсентом привели его к ухудшению собственного здоровья, к Рождеству 1886 года он похудел и стал слабым. Его суставы окоченели до неподвижности, а его лицо опухло (529).

Тео встретил новую женщину в своей жизни, Йоханну Бонгер, и предложил ей жениться. Сначала она сказала «нет», но позже она приняла его предложение. С намерением Тео жениться Винсент начал страдать парализующими кошмарами и говорил о самоубийстве (535). Он понял, что зависел от Тео и его средств на существование, и что его единственной альтернативой жизни с Тео было самоубийство (535, 539).

В феврале 1888 года Винсент неожиданно покинул Париж и отправился в город Арль на юге Франции. Он возобновил свою жизнь в изгнании и одиночестве в отдаленном месте, хотя его здоровье продолжало ухудшаться, он потерял аппетит, страдал от лихорадки и слабости. Тео отправлял ему 150 франков в месяц, а Винсент тратил все деньги. Он арендовал желтый дом в Арле, где хотел создать художественное братство, в котором художники будут работать вместе, помогая друг другу. С утопическими видениями искупления Винсент вошел в самую продуктивную фазу своей жизни, неистовой живописи. В августе 1888 года он написал «Sower with Setting Sun» в «видении Христа как «великого художника», который посеял светлое искупление так же, как шагающая фигура в поле посеяла семена возрождения» (612).

В Арле Винсент обнаружил ночное небо и звезды, которые затмевали огни Парижа. Он считал, что «прекрасные вечерние звезды выражают заботу и любовь Бога для всех нас» (648). Ночью в Арле небо было темнее, чем в Париже; поэтому он решил нарисовать звездную ночь. Он создал «Звездную ночь над Роной» в сентябре 1888 года. Он думал, что если он сможет отобразить звезды и бесконечное небо в краске, его одиночество может закончиться (652).

1280px Van Gogh Starry Night Google Art Project

Звесзная ночь на Роной. Ван Гог, 1888г.

 

Чтобы организовать свое художественное братство, Винсент пригласил Поля Гогена в Арль работать с ним в желтом доме. Гоген прибыл в Арль 23 декабря 1888 года, но без уединения его работа замедлилась; и он опасался, что вулканическая личность Винсента может перерасти в «фатальное и трагическое нападение» против него », особенно ночью, когда Винсент угрожающе бродил по дому» (701).

С наступлением Рождества Винсента стали преследовать воспоминания о неодобрительном отношении отца, опасения, что Тео покинет его, поскольку Джо Бонгер приняла его второе предложение о замужестве, и сожаления о том, что он прогнал Гогена. Винсент почувствовал необходимость наказать себя. Глядя на свое изображение в зеркале, он схватил опасную бритву и отрезал нижнюю часть мочки правого уха. Используя полотенца, чтобы замедлить кровотечение, он прикрыл рану и выбежал из дома в дождливую ночь, направляясь в бордель. Он оставил упакованную мочку уха для Габи, своей любимой проститутки, с сообщением: «Запомни меня» (704).

В канун Рождества Винсент тяжело заболел и полиция госпитализировала его в госпиталь Отель Дьё (Hospitel Hôtel Dieu), где его поместили в изолятор. Тео был уведомлен об этом и совершил короткую поездку в больницу на Рождество. В течение следующих пяти месяцев Винсент будет попадать в больницу и выходить из нее. Его внутренний мир стал одним из темных, в котором у него были припадки гнева, тревоги, невыносимых галлюцинаций и вспышек болезненных воспоминаний (708). Он опасался, что свадьба Тео отдалит их друг от друга. Однако, к 30 декабря его состояние улучшилось и он был выписан из больницы.

В январе 1889 года Винсент был выселен из желтого дома за неуплату аренды. Соседи подали прошение о заключении Винсента, и во второй раз полиция принудительно поместила его в «Отель Дьё» с 25 февраля по 23 марта 1889 года. Тео планировал свою свадьбу и в то же время жаловался на его сокрушительный долг, ухудшающееся здоровье и возможность смерти. Планам свадебной церемонии Тео угрожали чувства брошенности Винсента и опасения смерти. Незадолго до свадьбы Тео, Винсент решил лечь в госпиталь, потому что он больше не мог управлять своей жизнью.

Винсент выбрал римо-католическую психиатрическую лечебницу в Сент-Реми, он прибыл туда 8 мая 1889 года. Феликс Рей, врач, который лечил Винсента в Арле, отправил Теофилу Пейрону, главе лечебницы в Сен-Реми, диагноз Винсента – не конвульсивная эпилепсия, которую французские доктора лечебницы называют замаскированной эпилепсией. Она характеризовалась галлюцинациями, актами самоистязания, припадками ярости, агрессии, возбудимости и постоянным удивлением (750). Его атаки сопровождались потерей сознания, сумеречными состояниями и возможными актами насилия.

После изучения семейной истории Винсента Пейрон подтвердил диагноз эпилепсии. Дед по материнской линии Винсента Виллем Карбентус «умер от психического заболевания» (751). У его тети по матери была эпилепсия на протяжении всей ее незамужней жизни, а дядя по матери умер от самоубийства. Дядя по отцу перенес свой первый эпилептический приступ в возрасте 35 лет, а затем стал парализован, прежде чем умереть в раннем возрасте. У дяди Яна были недиагностированные приступы в 40 лет, а его сын «страдал некоторыми плохими эпилептическими припадками». Пейрон написал в карточке Винсента следующее: «То, что случилось с этим пациентом, было бы только продолжением того, что случилось с несколькими членами его семьи» ( 752).

Винсент почувствовал облегчение от диагноза и возобновил живопись. В июне 1889 года он завершил свой шедевр «Звездная ночь», чтобы выразить свое видение «абсолютной безмятежности» с «калейдоскопом пульсирующих маяков, водоворотом звезд, сияющим облаком и луной, сияющей так же ярко, как любое солнце» (762). Со средины июля до конца августа 1889 года у Винсента была серия все более частых атак, сопровождавшихся обмороками, головокружением, бессознательностью, как у магов прошлого и религиозными идеями (772-773).

Он вспомнил, как мать учила его в детстве, что «судьба всегда будет мстить за невоздержанность и ложь»(811). Он боялся, что судьба падет на Тео и его новорожденного ребенка, которого назвали Винсентом. Он подумал о своем отце и написал матери, умоляя прощения. Он верил в окончательное прощение в следующем мире, поэтому он нарисовал небесные образы, чтобы объединить искусство, религию и семью.

16 мая 1890 года Пейрон объявил, что Винсент вылечился, а на следующий день Винсент сел на поезд в Париж, чтобы увидеть Тео и его семью. Через четыре дня он покинул Париж на поезде, направлявшемся в Овер, город к северу от Парижа, жалуясь, что «Париж оказал на меня такое плохое влияние, что я подумал, что разумно ради моей головы полететь за город» (822). Его жизнь превратилась в «отставку» с «необъяснимыми страданиями и необратимой судьбой» (838-839). Он чувствовал, что его семья уходит от него, и что он лежал бременем на Тео, его жене и новорожденном ребенке.

Ван Гог церковь

Церковь в Овере. Ван Гог, 1890 г.

 

Смерть Ван Гога

В воскресенье 27 июля 1890 года Винсент вышел на улицу утром со своим мольбертом, сумкой с красками и кистями, а затем вернулся в гостиницу «Раву» в полдень за своим обедом. После обеда он вернулся на улицу. Позже этим вечером он шатаясь вернулся назад, держась за живот и пошел в свою комнату, чтобы лечь на кровать. Услышав его стоны, хозяин гостиницы Густав Раву вошел в комнату Винсента и обнаружил, что тот скорчился от боли и сказал: «Я ранил себя» (850). У него было пулевое ранение в верхней части живота, он умер через 30 часов ранним утром 30 июля. Ему было 37 лет.

Два врача осмотрели его и пришли к выводу, что Винсент был застрелен пулей из пистолета маленького калибра, что пуля не вышла из тела, и что она вошла в тело под углом с расстояния (869). Никакого вскрытия не проводилось, и врачи не удалили пулю из тела. Пистолет так и не был найден, и его оборудование для рисования не было обнаружено. Не было никаких очевидцев и точное место стрельбы не было установлено.

То, что пуля вошла в тело издалека и не закрылась, указывало на то, что Винсент не умер от самоубийства. Как уже говорилось выше, у Винсента несколько раз возникали мысли о самоубийстве, но он не совершил его в итоге; и он ничего не знал о пистолетах. Летом 1890 года парижские студенты отдыхали в Оверсе, они часто дразнили и подшучивали над Винсентом, но он не жаловался. Одним из мальчиков был Рене Секретан, превосходный стрелок обладавший пистолетом .380 калибра, который иногда не срабатывал. Ему нравилось дразнить Винсента, и в некотором случае вполне вероятно, что его пистолет выстрелил случайно, поразив Винсента на расстоянии. Утверждение Винсента - «Я ранил себя» - вероятно, предназначалось для защиты Секретана и смерти как мученика (879). Боясь быть обвиненными в убийстве, Секретан и его друзья забрали пистолет и оборудование для рисования, и убежали в ужасе от кровотечения Винсента.

579px Vincent van Gogh Head of a skeleton with a burning cigarette 2

Череп с горящей сигаретой. Ван Гог, 1885-1886 гг.

 

Трагическая судьба Ван Гога

Феликс Рей (Felix Rey) был ознакомлен с психическими аспектами эпилепсии, как описали два Французских врача в психиатрической лечебнице в 19 веке. Жюль Фарет (Jules Falret) и Бенедикт Морель (Bénédict Morel) наблюдали гнев и ярость у своих пациентов с эпилепсией. В 1860 году Морель признал эпилептическими симптомами чередование возбуждения и депрессии, нестабильность, вызывающую ярость без достаточной причины, а также слуховые и зрительные галлюцинации, в том числе, скрытую эпилепсию без явных приступов (Blumer 2000: 10). Понятие Мореля о замаскированной эпилепсии было переформулировано, как судикальное дисфорическое расстройство, в настоящее время рассматривается как наиболее распространенный симптом эпилепсии (Blumer 2000: 13).

Диагноз Рейя поставленный Винсенту был подтвержден двумя влиятельными психиатрами. Генри Гаштаут (Henri Gastaut) проанализировал диагноз Рейя эпилепсии с галлюцинациями и эпизодическим возбуждением, вызванное употреблением алкоголя, и обозначил ее как психомоторную эпилепсию (Gaustaut 1956: 196-198). Гастаут также указал, что эпилептики усиливают эмоциональность, способность к ассоциированию и гипосексуальность. Несмотря на его эмоциональные вспышки, Винсент оставался привязан к Тео на протяжении всей своей жизни, и он желал признания со стороны его семьи, также как человеческий контакт, когда он один. Его повышенная эмоциональность включала полярность гнева и религиозных чувств (Gastaut, 1956: 223). Это аффективное чередование иллюстрирует пароксизмальную картину двойственных эмоций у эпилептиков (Szondi 1978: 54-55). Гастаут также обнаружил, что более половины эпилептиков имеют отсутствующую или ослабленную половую жизнь, как при импотенции или фригидности; и Винсент получил их после своего пребывания в Арле (Gastaut 1956: 225).

Дитрих Блюмер (Dietrich Blumer) согласился с Гастаутом и указал, что между 1886 и 1888 годами, в то время как в Париже Винсент страдал пароксизмами внезапного ужаса, эпигастральных симптомов, провалов сознания, тонических судорог руки, сопровождаемых бредовой амнезией (Blumer 2002: 520). Винсент пил абсент, алкогольный напиток, содержащий эпилептогенные свойства и любимый художниками того времени. Когда Винсент перебрался в Арль, он стал психотическим и колебался между дисфорией и эйфорией, яростью и религиозными чувствами. Эти фазы были эпизодическими и не устойчивыми, как при расстройстве настроения.

Психомоторная эпилепсия проявляет психические эквиваленты, которые происходят независимо от судорог. Некоторые из них - пориомания или беспокойное блуждание, внимание к деталям, чрезмерное письмо, головокружение и склонность к обморокам. Винсент имел все это в разное время в своей до психотической жизни, предполагается, что Винсент имел предрасположенность к эпилептическим симптомам задолго до диагноза Рейя.

Как пароксизмально-эпилептическая личность, решения Винсента соответствовали его тенденциям побуждений. Хотя у него было сексуальное желание, Винсент не женился и не поддерживал отношения с какой-либо женщиной. Как правило, пароксизмальные люди выбирают религиозные профессии, чтобы социализировать свои потребности и тенденции (Szondi 1987: 274). Несмотря на сопротивление его семьи, Винсент предпочел быть миссионером, проповедником и евангелистом, хотя он не превратил этот выбор в призвание. Когда он, наконец, решил стать художником, он продолжал выражать религиозные темы и чувства в своих картинах. Фактически, он нарисовал естественную теологию, чтобы выразить надежду на окончательное прощение в следующем мире (814). Он сопротивлялся работе в мире арт-бизнеса, который предпочитала его семья и которая соответствовала бы шизоформному выбору профессии (Szondi 1987: 285). Некоторые родственники Винсента выбрали шизоформные художественные профессии, такие как дядя Сент, но его отец и дядя Ян занимались пароксизмальными профессиями, пасторством и службой в военно-морском флоте.

gogen

Когда Поль Гоген посетил Винсента в Арле в конце 1888 года, но неожиданно уехал несколько недель спустя, Винсент отрезал себе мочку уха. Самоистязание могло бы быть психологически интерпретировано, как самонаказание за его убийственное намерение против Гогена. То, что Винсент хотел создать художественное братство и сделать Гогена «братом», подразумевает комплекс Каина. Сонди обнаружил, что комплекс Каина может быть сопричастным с эпилепсией, в том смысле, что припадок заменяет стремление убить брата, а затем следует этап восстановления или внесения поправок (Szondi 1963: 333). После отрезания мочки уха Винсент пожелал воссоединения с Гогеном (880).

С женитьбой Тео на Джо Бонгер, Винсент почувствовал себя брошенным, но он приветствовал рождение мальчика Тео. Тео написал Винсенту, заявив, что его жена и ребенок заболели и жалуются, что денег не хватает. Жалоба пробудила вину Винсента за финансовое бремя на брате (842-843). Эта вина усугубляла глубокие переживания Винсента об уходе и судьбе.

Поль Гоген

Комментируя его тематические исследования, Сонди иногда ссылался на них как на трагедии, но он никогда не определял, что он имел в виду под трагедией. Я предлагаю рассматривать трагедию как борьбу героя против непреодолимых сил судьбы (Эксум 1992: 10). Герой поднимается в утверждении воли, но поражается необратимыми силами. Трагедия появлялась в классической греческой драме и в Ветхом Завете, как в самоубийстве короля Саула (1 Цар. 31).

Утверждение Теофила Пейрона о том, что эпилепсия Винсента была продолжением того, что случилось с его родственниками, отразило идею в трагических драмах Эсхила, что судьба разворачивается через поколения семьи и ударяет по герою в конце (de Romilly 1968: 60-61, 63). На протяжении всей своей жизни Винсента финансово поддерживал Тео, и он оправдал эту поддержку верой в благородство его художественной судьбы. Он пытался подняться над обычной человеческой жизнью и любовью и сформировать художественное видение трансцендентного мира. Страдая от непреодолимых сил его наследственной эпилепсии, его личная жизнь ухудшилась настолько, что он больше не мог жить в этом мире. В то время, как греческая трагедия связана с внешними силами судьбы, Винсент пережил их как внутренние.

Фактической причиной смерти Винсента было пулевое ранение в живот. Поскольку выстрел был неожиданным и, по-видимому, случайным, он отражал царство случайности, которое Еврипид изображал как неожиданное событие, которое трагически врезалось в жизнь героя (de Romilly 1968: 119, 130). Случайный выстрел сходится с судьбой не преодолимости эпилептических сил и выполнил трагическую судьбу Винсента. Его заявление в конце - «Я ранил себя» - не было буквальным описанием выстрела из пистолета, это было согласие на его неизбежную смерть. Он приветствовал смерть, потому что он больше не мог жить в этом мире.

 Ван Гог фото

Vincent Willem van Gogh
30 марта 1853, Грот-Зюндерт, Нидерланды — 29 июля 1890, Овер-сюр-Уаз, Франция

 

References

1. Blumer, Dietrich. 2000. “Dysphoric Disorders and Paroxysmal Affects: Recognition and Treatment of Epilepsy-Related Disorders.” Harvard Review of Psychiatry 8: 8−17.

2. _____. 2002. “The Illness of Vincent van Gogh.” American Journal of Psychiatry 159:519−526.

3. de Romilly, Jacqueline. 1968. Time in Greek Tragedy. Ithica: Cornell University Press.

4. Exum, J. Cheryl. 1992. Tragedy and Biblical Narrative. Cambridge: CambridgeUniversity Press.

5. Gastaut, Henri. 1956. “La Maladie de Vincent van Gogh.” Annales Médico-Psychologiques 114: 196−238.

6. Meissner, W.W. 1992. “Vincent’s Suicide: A Psychic Autopsy.” ContemporaryPsychoanalysis 28: 673−684.

7. Nagera, Humberto. 1967. Vincent van Gogh. New York: International Universities Press.

8. Naifeh, Steven and Smith, Gregory W. 2011. Van Gogh, The Life. New York: Random House.

9. Szondi, Leopold. 1963. Schicksalsanalyse Therapie. Bern: Hans Huber.

10. _____. 1968. Freiheit und Zwang im Schicksal des Einzelnen. Bern: Hans Huber.

11. _____. 1987. Schicksalsanalyse. Vierten Auflage. Basel: Schwabe & Co.

  • Новые
  • Популярное
  • Существуют значительные психопатологические различия в функционировании разных…
  • В предыдущей статье мы говорили о стереотипах,…
  • Стереотип это не просто сформированное убеждение или…
  • Матеус Зайдель (Mathes Seidl, 1944г.р.) - доктор философии, последователь…
  • В августе 2018 года НИИ «Научно-исследовательский институт…
  • Леопольд Сонди (венг. Lipót Szondi [ˈlɛopold ˈsondi],…
  • Книга «Бескомпромиссный маятник» о системе тренировки чемпионов,…
  • "Когда вы начинаете взаимодействовать с человеком, вы…
  • Основатель НИИ «Международное Судьбоаналитическое Сообщество»; Руководитель «Института…
  • Тест Сонди (Методика восьми влечений) – это…