Today: 22.Oct.2017
Леопольд Сонди – основатель судьбоанализа
12.Nov.2013

Леопольд Сонди (венг. Lipót Szondi [ˈlɛopold ˈsondi], собственное имя - Lipot  Sonnenschein, 11 марта1893, Нитра, Австро-Венгрия (современная Словакия) - 24 января1986, Кюснахт, кантон Цюрих)

  • Венгерский психолог и психиатр;
  • Венгерский профессор психологии;
  • Основатель концепции Судьбоанализа;
  • Создатель диагностического теста Сонди;
  • Автор более  25 книг и 350 статей. Наиболее значимые работы Сонди: Судьбоанализ» и «Экспериментальная диагностика инстинкта», «Патология побуждений», «Я-анализ», «Судьбоаналитическая терапия».

  

 

Леопольд Сонди родился в еврейской семье. Детство будущего психиатра и психолога прошло в бедной и очень религиозной семье, строго соблюдавшей все религиозные предписания. Казалось, судьба не сулила ничего хорошего этому ребенку, жизнь должна была проходить серо и обыденно.

Его мать, Тереза Кон, была неграмотной, постоянно болеющей женщиной, всецело поглощенной заботами о детях и пасынках, движимая во всех своих поступках сильными материнскими чувствами. Выйдя замуж за вдовца, уже имевшего четырех детей от первого брака, она родила еще девятерых. Леопольд был уже двенадцатым ребенком в этом многочисленном семействе. Семья действительно жила бедно. Только благодаря старшим детям, проживающим в Будапеште, семья не умирала с голоду, поскольку они оказывали существенную материальную помощь. Сводные братья давно стали самостоятельными и хотели жить независимо от отца, тем более, что его второй брак сильно отдалил их от него. Однако они оказывали постоянную финансовую поддержку своему неудачливому отцу.

В конце концов, когда дела пошли совсем плохо, именно старшие дети помогли в 1898 году всем пере­браться в Будапешт, где продолжали содержать это многодетное семейство. Особо стоит отметить одного из старших братьев, тоже Абрахама, от первого отцовского брака, достигшего прочного финансового положения в Будапеште, на чьи деньги, позже, Леопольд получил образование - тогда единственный доступный для еврейских детей путь построить карьеру.

Переезд никак не изменил положение семьи. Уехав с насиженного места, мать начала болеть еще чаще. От проблем и невзгод Абрахам-старший находил утешение в иудаизме. Будучи глубоко верующим, он совсем оторвался от жизни и, отстранившись от нужд семьи, углубился в изучение еврейских религиозных книг, принимаясь за их чтение еще до восхода солнца. Он тщательно и ревностно соблюдал все обряды. По большим праздникам он проводил службу в синагоге, выполняя обязанности служки раввина. У прихожан он снискал глубокое уважение, многие считали его примером для подражания. Однако для домочадцев отец был домашним тираном, жестоко наказывающим тех, кто нарушал строгие иудейские правила быта. Наказания следовали за любой пустяк, который приходился не по нраву главе семейства. Переменчивый и вспыльчивый Абрахам всех держал в постоянном напряжении. Конечно, это отдаляло детей от отца. Они спешили вырваться из родительского дома. Леопольд был единственным из детей, кто оставался с отцом до самой его кончины и помогал ему в исполнении его религиозных обязанностей. Дети, получая независимость, становились успешными в делах, но их поспешность, подогреваемая крутым характером отца, играла с ними «дур­ную шутку» - все их браки были несчастливы. Судьба сводных и родных братьев Леопольда, известная ему в деталях, в будущем явилась для него одной из отправных точек в создании концепции судьбоанализа. Кроме того, опыт старших научил молодого Леопольда очень осторожно относиться к собственному выбору, в том числе к  решению вступать в брак, поэтому женился он довольно поздно - в возрасте 33 лет. Позднее Сонди писал об этом в своих научных размышлениях так: «Да и где легче можно прийти к судьбоаналитическим мыслям, как не в родной семье, где мы сопереживаем судьбам счастливых и несчастливых жизней. Мне повезло, так как я был в курсе того, как выбираются профессии, болезни и разные типы смерти»

Ни религиозность, ни строгость праведного и своенравного Абрахама не приносили достатка семье, и будущее малолетних детей было наполнено сплошной неопределенностью. Уже стареющий, покидаемый детьми отец, чувствуя вину, находит себе оправдание в заботе о Леопольде. Он ничего не может дать сыну, кроме веры, приносящей ему утешение, и поэтому отец старательно воспитывает в Леопольде религиозность. Он заставляет его изучать венгерский язык, осознавая, как трудно будет жить еврейскому мальчику, говорящему на словацком. Все это ведет к сильному и глубокому сближению отца и сына.

Религиозность, взращенная отцом, способствовала укреплению характера и развила способность стойко переносить все невзгоды жизни. Но самым главным было развитие у Леопольда  веры и способности видеть в про­исходящих жизненных перипетиях Божий промысел. Сонди именно благодаря отцу стал и всю жизнь был верующим человеком. Вера не раз спасала его. Она помогла ему, как и отцу, преодолевать трудности и пережить самые страшные периоды его жизни - заключение в концентрационном лагере, самоубийство сына и смерть дочери. Пережитый целительный для него религиозный опыт был положен Сонди в основу судьбоаналитической психотерапии, где центральная роль отводится функции веры.

Тонкий мир отношений отца и сына в какой-то мере контрастировал с тем, что Леопольд встретил в начальной школе, где царила атмосфера муштры и зубрежки и где учителя даже не стремились увидеть индивидуальность детей - для них все были одинаковы. Поэтому в школе Леопольд не отличался ни успехами, ни прилежанием, зато хорошо показал свой характер, и здесь вновь проявилось его стремление к справедливости. Все годы обучения в начальной школе Леопольд жил в семье старшего брата. Возможно, что именно в это время отношения между отцом и сыном дали первую трещину - отец фактически отдалил от себя крепко привязавшегося к нему сына.

После окончания начальной школы Леопольд в течение восьми лет посещал гимназию Дамяних. Он был одним из лучших учеников. Любимыми предметами Леопольд  были греческий и латынь. Сонди вспоминает: «В одиннадцать лет я поступил в гимназию. Там я учился до восемнадцати лет. В Венгрии в гимназии учились восемь лет. С третьего класса гимназии я был лучшим учеником. У меня были только единицы (высшие баллы). Тогдашние единицы равняются сегодняшним шестёркам, не так ли? Из гимназических времён я вспоминаю только хороших преподавателей, это действительно были очень хорошие преподаватели, которые персонально занимались с отдельными учениками».

Деньги на обучение и на покупку книг Леопольд был вынужден зарабатывать самостоятельно, давая частные уроки отстающим в учебе однокашникам. Судьба братьев повторялась и у Леопольда. Подростку пришлось самому заботиться о себе. В это время латынь и древнегреческий становятся его любимыми предметами. Вероятно, это было следствием постепенно нарастающих противоречивых и неприятных для Липота чувств к отцу, ведь занятия «мертвыми языками» хорошо помогали ему уйти от действительности и не замечать ее. Постепенно Леопольд все больше привязывается к своему сводному брату Вильхельму и именно его профессию - профессию врача - он выбирает для себя перед окончанием гимназии. Это было верным знаком возникшего конфликта между Леопольдом и отцом, который так и не был им полностью разрешен до конца жизни. Свидетельством тому может служить тот факт, что когда в год окончания гимназии в 1911 году у него умирает отец, восемнадцатилетний Леопольд меняет унаследованную им фамилию отца на Сонди. Этим шагом Леопольд, вероятно, хотел уйти от судьбы, которая навязывалась ему отцом. С другой стороны, и это следует подчеркнуть, после смерти отца, Сонди, единственный из всех детей, придерживаясь ортодоксальной еврейской традиции, находился в трауре по умершему в течение года. По окончании траура он продолжал считать себя верующим иудеем, но больше никогда не соблюдал религиозных традиций.

После окончания гимназии Сонди решает стать врачом. Несмотря на бедность, Сонди, благодаря помощи одного из братьев, поступает на факультет медицины Будапештского университета. На третьем курсе Сонди решает посвятить себя медицинской психологии. Он хочет быть невропатологом и психиатром. Так как Сонди довольно сильно интересует экспериментальная психология, то ещё во времена обучения в университете он работает в качестве добровольца-практиканта в психологической лаборатории Института лечебной педагогики. Во время обучения в университете Сонди увлекается творчеством Достоевского и идеями Фрейда. В период с 1912 по 1913 Сонди посещает Адольфа Нойманна (ученика Шандора Ференци), чтобы изучить на кушетке аналитическую работу с ассоциациями и сновидениями.

Когда Сонди закончил шесть семестров медицинского факультета разразилась Первая Мировая война (1914 г.). Сонди был призван на военную службу. После краткосрочного обучения непосредственно в больничных палатах Сонди получает звание фельдфебеля санитарной службы, а на русский фронт и в Италию Сонди отправится уже в звании лейтенанта (батальонного врача).

В своем интервью 1981 г. Сонди говорил: «Думаю, что был на четвёртом курсе, когда меня отправили на фронт. Там я провёл четыре года. Шла Первая Мировая война. То, чему я там научился, оказалось очень важным для моего будущего, я имею ввиду не медицину, а мою личную жизнь. Моя жизнь подвергалась опасностям,  я был на передовой вместе с солдатами, обратите внимание, не в тылу, вдали от фронта (смеётся), а на передовой. Там то и дело можно было наблюдать самые ужасные вещи, атаки. Русские прорывали линию фронта. Мы бежали, бежали и бежали, и так целый день. А русские за нами. Это действительно было ужасно! И несмотря на это я должен сказать, что эти годы, проведённые на войне, были наиболее важными во всей моей жизни. Честно! Это очень важно! На войне я примирился со смертью. А до того у меня каждый день был страх смерти. Я ужасно сильно боялся умереть. А там, на фронте, я полностью избавился от страха смерти. Честно! (Сонди смеётся). Я был там, где царила наибольшая опасность. Я работал непосредственно на передовой, в основном тут делали перевязки. Я перевязывал людей, раненых солдат, и это было прямо во время атаки, чаще всего по ночам. Сооружался помост, на котором я работал и на который приносили раненых. Я должен был заботиться и перевязывать их. И только после этого их могли перевозить дальше в тыл, за окопы. Мне пришлось увидеть очень много умирающих людей. Естественно, что я обнаружил, что смерть не настолько ужасна (смеётся), как думают люди. Вот тогда мне и удалось примириться со своей собственной смертью. По-видимому Первая Мировая война вызвала в моей жизни наиболее важные метаморфозы».

В своём вещмешке Сонди носил книгу Зигмунда Фрейда «Толкование сновидений». Во время одного из безприцельных обстрелов в 1916 году часть снаряда попала в вещмешок и застряла в книге. Сонди шутил, что Фрейд, таким образом спас ему жизнь.

В другой раз, и в этом же 1916 году, его жизнь спасает приказ прибыть в другую воинскую часть. Как только Леопольд ушел из своей санчасти, которую он оборудовал вместе с другими студентами-медиками, туда попала граната. Вернувшись вечером, он узнал, что оба студента погибли.

Эти случаи позволили Леопольду понять, что судьба не является набором случайных, не связанных между собой событий. В ней всегда прослеживаются определенные, неосознаваемые человеком закономерности, наличие которых Сонди потом подтвердил в пяти важнейших сферах, формирующих судьбу человека:  любовь и брак, выбор друзей, выбор болезни, выбор способа смерти и выбор профессии.

На войне Сонди сделал для себя очень важное жизненное открытие: он понял, что ему уготовано что-то большее по сравнению с остальными людьми. Он понял, что он, должен совершить нечто такое, что может сделать только он один, и поэтому Бог хранит его от смерти на этой войне, ведь он был и оставался верующим человеком. На фронте его вера укреплялась еще больше, и чем крепче становилась она, тем более бесстрашным становился он, тем больше крепла в нем уверенность в том, что он должен совершить какое-то открытие, которое даст ответы на волновавшие его вопросы о скрытых закономерностях судьбы.

Даже на войне Леопольд не забывал о своем большом семействе, и родня скоро напомнила о себе. После расформирования остатков австро-венгерских частей в 1916 году Сонди тяжело заболел и был отправлен в Вену в военный госпиталь. Там он влюбился в медсестру-блондинку, которая была учительницей иностранного языка, христианкой, родом из Саксонии. И вот однажды он видит сон, в котором родители обсуждают судьбу его старшего брата. Тридцать лет назад брат изучал в Вене медицину и также был влюблен в учительницу иностранного языка, христианку, блондинку родом из Саксонии. Брат женился на ней, но брак был несчастливым. Проснувшись, Сонди понял, что бессознательно намеревается повторить судьбу своего сводного брата. Вот когда Леопольду пригодились плоды долгих бесед с Адольфом Нойманом. Сонди решил сопротивляться такой навязываемой судьбе. Утром он объявил, что совершенно здоров, и фактически сбежав из госпиталя, возвратился в свою часть. И Леопольд действительно не повторил судьбу своего брата. Совершив этот поступок, он фактически выбрал новую судьбу и понял, что она не является фатальной до конца - благодаря волевому выбору можно превращать навязанную судьбу в свободно выбранную.

После окончания войны, Сонди в 1919 году завершает образование в университете и начинает частную практику, совмещая её с работой в поликлинике Аппони в качестве ассистента отделения неврологии и психиатрии. В этот период Сонди увлёкся экспериментальной психологией, которой занимался в лаборатории доктора Пауля Раншбурга. С 1923 года под руководством Раншбурга, снискавшего почет и уважение в научных кругах, Сонди начал свою научную карьеру. В поликлинике Апони он оборудовал первую в Будапеште амбулаторию эндокринологии и конституциональной патологии. Вместе со своими коллегами Сонди составлял кадастры (генеалогические деревья) семей, в которых рождались дети с различными видами патологии. При этом велась летопись семьи каждого ребенка, включавшая не менее двух ее поколений. Эти сведения дополнялись данными клинических, биохимических, эндокринологических и рент­генологических исследований.

Сотрудничество с Раншбургом было значимым не только в связи с «обретением отца», но также и потому, что профессор занимался психологическим тестированием больных и использовал статистические методы обработки данных, чему, кстати, заставлял учиться и Леопольда. Кроме того, опытный профессор научил Сонди методологии психологических исследований. Благодаря этому свои первые шаги в разработке своего знаменитейшего теста - Теста Сонди - начинающий ученый сделал в правильном направлении.

К сотрудничеству с Раншбургом у Сонди был и глубокий личный мотив. «В то время, по разным причинам, я был озабочен изучением истории жизни нескольких сотен семей, имеющих особых родственников, - эти субъекты были умственно отсталыми, с задержкой психического и физического развития, психически больными, эпилептиками, глухими, слепыми, преступниками, а еще талантливыми и так называемыми «нормальными», обыденными людьми». Одной из этих «разных причин» было стремление иметь возможность для проведения «расследования» тех давних вопросов, которые Сонди поставил перед собой еще в юности. Думается, что работа в клинике и лаборатории, где имелись хорошие условия для получения нужной информации, вполне подходили для этого.

Высоко оценивая Раншбурга как ученого, Сонди, однако, не испытывает к нему личной симпатии - вот они, следы неразрешенного конфликта с отцом - Сонди бессознательно ассоциирует с ним Раншбурга. К 1926 году между ними начались серьезные трения. Упрямый и непокладистый Сонди решительно порывает отношения с 56-летним профессором и уходит и из лаборатории, и из поликлиники Апони.

В этот период, постоянно общаясь с людьми, страдающими нервными и душевными  расстройствами, Сонди обдумывает идею о семейной обусловленности психических  болезней. Наблюдая за больными, Сонди приходит к выводу, что психопатология  накладывает характерный, и иногда очень сильный, отпечаток на внешний облик больного.

В 1926 году Л. Сонди женится на Илоне Радвани. В браке рождается двое детей — дочь Вера (1928—1978, умерла от эндокринных нарушений) и сын Петер (1929—1971, покончил с  собой).

В этом же 1926 году, после отставки Поля Раншбурга, руководимая им Лаборатория  лечебно-педагогической и экспериментальной психологии была реорганизована в  Венгерский Королевский государственный лечебно-педагогический институт.

 В 1927 году при этом институте по инициативе министра культуры и образования Венгрии  Куно фон Клебельсберга была образована Лаборатория психопатологии и психотерапии.  Министр предложил возглавить руководство лабораторией 34-летнему Леопольду Сонди.  Сонди не отказывается от этого государственного поста. Он принимает предложение, и  одновременно ему присуждается звание профессора психопатологии и психотерапии.

Деятельность лаборатории курировалась и финансировалась правительством, поэтому здесь были созданы все условия для академических и прикладных научных исследований. В распоряжении лаборатории были клиники по всей стране, поставлявшие бесценные, «живые» данные своих пациентов. Лаборатория располагала современным оборудованием. Сонди руководил лучшими в своем деле специалистами. Началась интенсивная, интересная, многообещающая работа. Для Сонди ее личным, скрытым от всех и, наверное, самым главным мотивом был поиск научно обоснованного ответа на свои вопросы о механизмах судьбы, сведших в родственную связь его родителей и двенадцать братьев и сестер. Теперь благодаря имеющимся условиям он от отдельных клинических случаев перешел к системному, методически и методологически выверенному научному исследованию, обладая гораздо большими ресурсами.

С 1927 по 1941 год Сонди был профессором и руководителем лаборатории экспериментальной психологии Будапештской высшей школы медицинской педагогики. В этот период Сонди активно развивает идеи Судьбоанализа, который рассматривает как продолжение психоанализа. В 1937 году выходит первая знаменитая книга «Анализ брачных союзов». В данной книге Сонди писал, что брачный выбор партнера зачастую подсознательно диктуется тягой к партнеру с аналогичной латентной или явной патологией. Сонди назвал подобный бессознательный выбор генотропизмом.

В 1941 году, в результате проводимой антиеврейской политики, Сонди был лишен права заниматься частной и исследовательской деятельностью. В июне 1944 года Сонди вместе с семьей попадает в концлагерь Берген-Бельзен, однако уже в начале декабря того же года получает разрешение выехать в Швейцарию. Сонди удалось спастись из нацистской Венгрии по условиям тайной сделки союзников с Гиммлером, 1800 венгерских евреев, среди которых было много интеллектуалов, получили возможность выехать из страны. Однако переговоры затягивались, и Сонди провел долгие месяцы заключения в лагере для перемещенных лиц под Веной, терзаясь мыслями о своей дальнейшей судьбе. В начале декабря 1944 г. Сонди получил разрешение выехать в Швейцарию. По приглашению известного практика доктора Оскара Фореля он получил должность ассистента в известном психиатрическом профилактории в Пранжино. Оттуда он еженедельно наведывался в Цюрих, где читал лекции в Институте прикладной психологии. В 1959 году Сонди получает Швейцарское гражданство.

Он спрашивал себя снова и снова, что могут представлять собой повторяющиеся время от времени латентные генетические тенденции, которые сближают партнеров вместе в браке или любовной связи? Почему каждый из них выбирает именно этого, а не другого человека в качестве объекта своей любви? Почему человек выбирает себе в друзья именно этого человека, а не другого? Почему люди выбирают себе именно эту профессию? Ответы на эти вопросы имели важное значение для практической психиатрической и психотерапевтической деятельности. Именно так, от сухого как пыль исследования наследственности,  пришел к удивительно интересному и всепоглощающему изучению судьбоносных ситуаций, таких как любовные взаимоотношения, брак, выбор друзей и профессии. О себе Сонди сказал: «Я стал «аналитиком судьбы».

Это высказывание Сонди может выступить в качестве новой точки отсчета в его работе. С этого момента начинается рождение научного Судьбоанализа. Начав исследования как врач, он продолжает их уже как психолог. Исследования по клинической генетике сменяются изучением «феномена не случайности выбора объекта любви». Эта тема становится актуальным лейтмотивом его дальнейшей научной работы. Так, в область глубинной психологии Леопольд Сонди вводит понятие «родового бессознательного» - своеобразную форму притязаний предка на то, чтобы полностью повториться в жизни своего потомка «...в той же самой форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в ли­нии всего рода». То есть, генотропические проявления можно рассматривать как формы проявления при­тязаний предка повториться в жизни потомка.

Уже полностью готовый тест Сонди становится основным инструментом изучения скрытых закономерностей родового бессознательного и дает начало новому повороту в работе Сонди - Экспериментальной диагностике побуждений.

В 1970 году под руководством Л.Сонди открывается обучающий и научно-исследовательский институт по психологии судьбы и Общей глубинной психологии - Институт судьбоанализа.

Умер Леопольд Сонди 24 января 1986 года, не дожив полтора месяца до своего 93-летия. Его жена Лили Сонди скончалась в скором времени после его смерти 18 августа 1986 в доме престарелых.

В послесловии к своей последней книге «Разделение побуждений» Сонди  написал: «Я заканчиваю серию книг о человеческой судьбе. Продолжать исследовать судьбу будут мои ученики. Естественно, что мне в восьми книгах судьбоанализа не удалось прояснить некоторые важные проблемы, например «судьба и разум (или интеллект)», «судьба и возраст», «судьба и пол», «судьба и национальность», «судьба и климат», «формы судьбы» и ещё многие другие вопросы. Несмотря на это я доволен. Моя долгая жизнь позволила представить в восьми книгах основы судьбы человека».

 

  • Новые
  • Популярное
  • Предтавляем вашему вниманию статью ученого, кандидата психологических…
  • 10 октября – Всемирный день психического здоровья!…
  • Как писал Леопольд Сонди - человек сам…
  • «Воинское искусство обладает такой силой, что может…
  • «Сонди еще более мистичен, чем Юнг» Мальцев…
  • Леопольд Сонди (венг. Lipót Szondi [ˈlɛopold ˈsondi],…
  • Основатель НИИ «Международное Судьбоаналитическое Сообщество»; Руководитель «Института…
  • "Когда вы начинаете взаимодействовать с человеком, вы…
  • Как писал Леопольд Сонди - человек сам…
  • Кандидат медицинских наук, психолог, специалист в области…