Today: 26.Oct.2021
Глобальные психологические последствия пандемии и пути их решения. Александр Сагайдак
17.Jun.2021

Представляем вашему вниманию доклад руководителя Ассоциации глубинной психологии "Теурунг", PhD Александра Сагайдака, представленного на очередном собрании Одесского психолого-философского общества, состоявшегося 14 июня 2021 года.

Сегодня у нас особое мероприятие, которое специально готовилось и посвящено сакраментальному вопросу: «Есть ли жизнь после коронавируса? А точнее, есть ли жизнь вместе коронавирусом?». Потому что коронавирус превратился в общественное явление, в состояние массового сознания, и это, как говорил товарищ Ленин, всерьез и надолго. Почему так? На то есть разные причины, мы еще будем разбираться с этим, но пока действительно можно дать достаточно устойчивый прогноз, что на обозримую перспективу, как говорили в советские времена, «на ближайшее пятилетку», нам придется иметь дело с этим явлением и всеми его причудами.

Что же собой представляют причуды коронавируса. Естественно нас интересуют его не негативные последствия, хотя, не знаю есть ли у него что-то позитивное. Для нас, как для психологов и философов, любая психологическая проблема — это основа философской проблемы, а любая философская проблема, которая претендует на какое-то действенное разрешение на то, чтобы действительно каким-то образом ретрансформировать реальность, она обязательно проходит через систему психологического знания. С точки зрения этих двух фундаментальных наук, психологии и философии, если мы приступаем к попытке уже менее структурированно понять, что такое коронавирус, как состояние массового сознания, что это такое, как проблема социального уровня, мы можем предположить, каковы аспекты этой проблемы.

L1004430

Проблема 1: Социетальный дистресс.

СОЦИЕТАЛЬНЫЙ  англ. societal; нем. sozietales. Совокупность соц. явлений и материальных объектов, характеризующих культуру, цивилизацию, эпоху, общество в целом (напр., античная культура, индустриальное общество и т. д.). Энциклопедия социологии, 2009

Это наиболее очевидный аспект сложившейся ситуации. Напомню, термин социетальный тождественен термину глобальный или общемировой, это термин из социологии. Так вот коронавирус относится к социетальному уровню и прежде всего это дистресс. Напомню вам, что слово стресс является общеупотребим, и как всякое общеупотребимое слово, оно несколько потеряло свой изначальный смысл. Мы знаем, что стресс в самом общем виде, это состояние перегрузки. Но, как писал основоположник теории стрессов Ганс Селье, само по себе состояние стрессового переживания не является деструктивным, наоборот, это состояние повышенной динамичности. Перегрузка еще не означает дисфункциональность. Но вот когда стресс длится слишком долго и если пути преодоления стресса являются не конструктивными, если напряжение и перегрузка переходит в состояние истощения, дисбаланса, и уже наступают какие-то разрушения — это уже дистресс. И мы с уверенность можем говорить, что коронавирус, примерно с лета прошлого (2020) года превратился в социетальный дистресс. И таковым он остается до сих пор.

Хотя некоторые сообщества, как минимум можно с гордостью сказать, что наш этнос относится к таким сообществам, уже более-менее научились преодолевать этот дистресс и как-то формировать новую функциональную созидательную жизнь. Тем не менее, не все настолько преуспели. Мои коллеги из Испании поведали мне интересный феномен. Испанское правительство, которое еще до недавно времени было самым яростным в Европе поборником самых жестких карантинных мер, сейчас уже, вроде бы, собирается их смягчить и разрешить людям снимать маски. Но многие испанцы говорят, что они не хотят этого делать, они хотят носить маски. Доходило даже до того, что у всех обязали ходить в одном направлении по разным сторонам улицы, чтобы не было встречного пересечения прохожих – и люди действительно так ходили. Это проявление дистресса. А о чем это говорит? Это говорит о том, что на уровне массового сознания постепенно наступает психологическое невротическое истощение, падает трудоспособность, как следствие усиливается психологическая неустойчивость, повышается внушаемость, вместе с ней усиливается апатия, усиливаются «ожидающие» настроения, то есть, когда же кто-нибудь придет и все это прекратит. Хотя, как мы видим из этого примера, заканчивать это никто не хочет, люди сроднились с этим страхом, санитарной регуляцией и они уже боятся выходить из этой добровольной тюрьмы. В картах Таро есть старший аркан «Башня» — на этой карте изображена разрушающаяся башня, с которой вниз падает корона. Тарологи объясняют смысл этой карты, как некий период в жизни, когда у человека начинает рушиться все, что он считал правдой в своей жизни, все то, что он считал фундаментом, основой и самое главное защитой своего мира от зла в окружающем мире. Только когда башня основательно начинает разваливаться, человек, опять-таки, если он находит себе мужество это признать, постепенно начинает понимать, что разваливается не крепость, не башня, не дворец, не твердыня, это разваливается тюрьма, которую он сам для себя создал, сам ее для себя закрыл и не хотел из нее выходить. Так вот, следуя символике Таро, мы можем сказать, что в значительной части культур современного западного мира эта башня уже воздвигнута. Имя ей «коронавирус» и люди не хотят из этой башни выходить. Как долго она продержится и чьими усилиями она начнет разрушаться? Поживем, увидим.

L1004382

Проблема 2: Кризис биоэтики. Как вы знаете, потребление и биоэтика – это господствующая система ценностей для большинства жителей европейской цивилизации. О потреблении мы еще будем говорить дальше, что касается биоэтики: в биоэтике главная ценность, которая постулируется и даже на идеологическом уровне превозносится — это физическое здоровье человека. Согласно классификации ВОЗ, здоровье — это состояние максимального физического, психологического, социального благополучия человека, действующего в комплексе. Фактически же речь идет только о физическом здоровье. Социальное, психологическое и интеллектуальное здоровье игнорируется, все они становятся производными физического здоровья. Мы знаем, что в медицине чисто номинально должен доминировать такой подход, как психосоматика — приоритет психологического над соматическим. Фактически согласно биоэтике, реализуется концепция соматопсихики, когда телесное доминирует над душевным.

В чем мы видим кризис биоэтики? Физическое здоровье за несколько десятков лет превратилось в идола, которому поклоняются и приносят триллионные жертвы, это идол, на котором строится политика большинства западных государств. И вот, этот идол оказался фетишем — фальшивым, искусственным. Идол действительно оказался не всемогущим, хотя сколько лет поклонялись, сколько жертв приносили, сколько ресурсов вложили, чтобы физическое здоровье среднестатистического западного обывателя было безупречным. И вдруг, все рухнуло. Пандемия стала сильнейшим ударом для биоэтики. С одной стороны, провозглашалось, что физическое здоровье — это большая ценность. С другой стороны, именно физическое здоровье не смогли защитить. А это уже кризис мировоззрения.

Проблема 3: Общественная плагофобия. Следствием кризиса биоэтики стало следующее явление, являющееся феноменом не только психологическим, но где-то на грани межу психологией и психиатрией. Его можно было назвать, как общественная плагофобия. Плагофобия — это невротическое расстройство, выражающееся в паническом страхе чумы, всяких эпидемических заболеваний. Она была постоянным спутником городов до 19 века. С началом медицинской революции, с появлением антибиотиков после Первой мировой войны, возникло понимание, что плагофобия канула в лету и не вернется. Но, панический страх «чумы» под названием коронавирус является следствие кризиса биоэтики.

Западное сообщество оказалось не в силах защищать те ценности, которые само провозгласило. А там, где угрозе подвергаются самые фундаментальные ценности, там наступают общественные фобии, панический страх, который становится состоянием массового сознания. Какая бы фобия ни обрушилась на человека, ее последствием на уровне внешней и внутренний дезадаптации является шок. Фобия – это навязчивый и иррациональный страх. Источниками фобий являются психотравмы, либо на глубоком уровне бессознательного архетип. Но в реальности, чаще всего это явление комплементарное. Инициирует фобию какая-то психотравма, при чем чаще всего детского периода, а из этой травмы фобию делает какой-то архетипический комплекс. Но вне зависимости от того, какова фобия, главным следствием ее является избегание. Избегание — это специфическая и социальная форма поведения, которая серьезно влияет на состояние жизни человека, на структуры его отношений, на систему его жизненных целей. Избегающий человек — это уже человек дезадаптированный. Если знать фобии человека, знать, чего он избегает, то открывается великолепное поле для манипуляции. Так вот, плагофобия, как мы с вами определили, это реакция избегания, это формирование обсессий, которые всегда сопровождают фобию. В своей основе фобия — это явление полностью иррациональное, а там где действуют иррациональные факторы, там возникает ритуализация (создание ритуалов, обслуживающих эту фобию).

Проблема 4. Информационная дезориентация. В сложившейся ситуации, информационное общество показало себя со своих самых печальных и ущербных сторон. Мы наблюдали постоянные неистовые столкновения и противоречия, своего рода, «балканизацию», когда единое культурное и социально-политическое пространство превращается в арену для враждующих группировок. Термин «балканизация» появился в конце 19 века, когда благодаря усилиям Российской империи Балканская империя была освобождена от Османского ига и предполагалось, что они создадут единую федерацию славянских народов. Идея Югославии возникла еще тогда — государство Южных Славян — но вместо этого братья славяне кинулись воевать между собой и в этом пространстве начали появляться мелкие государства. Тоже пример печальный в своей абсурдности, как Греция и Македония спорили за то, кто имеет право называться «Македонией».

То есть, вместо того чтобы строить единое пространство начинается война всех против всех. Этот эффект и назывался «балканизацией». Сейчас мы видим балканизацию информационного пространства вызванную пандемией.

Если вспомнить прошлый год, сколько было противоречивых мнений, высказанных медицинскими специалистами о том, помогают или нет маски, помогает или не помогает дезинфекция, и т.д. Этот противоречивый абсурд ежедневно гигабайтами информации рушился на несчастного обывателя, который отчаянно искал «генеральную линию партии» во всем этом. Китай является едва ли не единственной в мире страной, где эта вакханалия прекратилась еще в прошлом году, там четкая информационная политика по поводу вируса. А в остальном мире эта вакханалия поутихла, только потому что выдохлись блогеры, аналитики и другие бойцы информационного фронта. Единая линия так и не была выработана. Если говорить об этом терминами модернизма, должен был быть создан некий манифест о коронавирусе, но его нет. Мы живем в индустриальном обществе, основа нашей цивилизации  индустрия. Информация же не производит, она обслуживает индустрию. В эпоху позднего индустриализма информация стала вторым по значимости фактором, после собственно индустриального правительства, и от информации зависит очень многое.

Соответственно если в информационном пространстве наступает кризис, это точно бьет по экономике. До сих пор ведутся дискуссии о том, вирус ли вызвал кризис или наоборот, произошел экономический кризис и чтобы его замаскировать, была реализована идея с вирусом. Но так или иначе, эти проблемы взаимосвязаны. Так или иначе, произошла полная дезориентация, причем не только простых обывателей, но и тех людей, на которых держится современное общество (предприниматели, промышленники, торговцы, люди, которые занимаются коммуникациями).

Проблема 5: Страх бедности и социального хаоса. Следующим аспектом проблемы является страх бедности и социального хаоса. В разных странах дела в этом вопросе обстоят по-разному. В Украине страх бедности оказался сильнее страха эпидемии. Поэтому люди, вопреки всем предостережениям здравоохранения, еще с прошлого года начали зарабатывать деньги, пусть даже с риском для здоровья. В США, как оказалось, вируса боятся больше, чем бедности. То явление, которое стало чуть ли не главной проблемой социального общества, сейчас вообще приняло ужасающие размеры.

псих общество 1

Совсем простые люди могут не понимать таких вещей, но предприниматели понимают. Чем отличается нынешняя революционная ситуация, от революционной ситуации например 19 века? Если разобраться, то главные революционные факторы сформировались в 19 веке, все основы революции были основаны там и, обратите внимание, наша и европейская революция невозможны без революционеров. Но ядром революции были дворяне и аристократия. Дзержинский, Владимир Даль — тогда революции были возможны, потому что была элита еще прежних времен, подготовленная столетиями в дворянской культуре, люди, которые умели менять действительность. Примером личности, которая может стать героем грядущих революционных событий, является Желько Ражнатович  человек, который был криминальным авторитетом, а стал полевым командиром, как говорят «убийца с глазами ребенка». Еще один похожий прототип — это Эрнесто Че Гевара. То есть, это стремление к архаичной, тираничной власти. Страх бедности это обязательно страх социального хаоса. Анархия — это старшая сестра диктатуры, там где возникает анархия, следом появляется диктатура.

 

Проблема 6: Механизм интердикции. Говоря о завершающем аспекте проблемы, мы должны обратиться к терминологии, разработанной профессором Поршневым: древний механизм интердикции. Его исследования палеопсихологических детерминант человеческой цивилизации привели его к выводу о том, что главным стимулом палеолитической революции, в результате которой и начало происходить развитие человечества и случился фундаментальный скачок в развитии технологии и начало появляться земледельчество, животноводство, социальная структура общества и так далее, стала борьба между двумя расами: неандертальцами и кроманьонцами (как называл их Поршнев, палеоантропами и неоантропами). Главным оружием неандертальцев в борьбе с кроманьонцами была интердикция  специфические механизмы суггестии (внушения), погружающие жертву в психологический ступор.

Что такое интердикт? В логике существует такое понятие, как соединение в одном высказывании логически не соединимых (противоречащих) понятий — оксюморон. Когда несовместимые интердикции психики одновременно сталкиваются и застывают – это называется динамический ступор сознания. Подобно тому, как два боксера вцепились в друг друга (клинч). Что такое интердикция в картине мира, цивилизации и потребления в условиях пандемии? Первый посыл — потребление. Второй посыл — потребление запрещено. А что такое карантин, принудительное нахождение в закрытых помещениях, закрытие границ и т.д.? Это же запрет на потребление. С одной стороны идеология потребления сохраняется, даже приобретает ритуальные формы, но фактически, потребление запрещается. Вы можете себе представить состояние апатии, которое охватывает миллионы людей.

Откуда Поршнев взял термин интердикция? Из религиозной практики. Интердикция была одним из самых серьезных способов воздействия церкви. Интердикция на языке католицизма — это запрет на проведение богослужения, как правило интердикт накладывали на отдельных личностей, но бывало такое, что интердикт накладывали на целую область. Религиозная (духовная) жизнь была основой для средневекового общества. В истории европейского общества это был самый сложный период  существование одновременно Пап и Антипап. Даже эпидемии чумы и войны не имели столь пагубного воздействия на массовое сознание. Когда на одну и туже территорию одновременно накладывались интердикты, противоречащие друг другу, доходило до того, что люди выходили в чистое поле, садились, поднимали голову к небу и застывали в ожидании, в ступоре. Это был колоссальный духовный кризис для тогдашнего человека. Физической смерти они не очень боялись, она для них была повседневностью, которую можно было преодолеть, если дух был крепок. Люди средневековья держались за духовность, благочестие, достоинство, традиции. Период войн Пап и Антипап является одним из самых впечатляющих примеров интердикции, как психологического состояния, когда паралич воли охватывал целые сообщества. Из истории мы видим, что примеры массовой интердикции, явление редкое, но оно всегда приводит к колоссальным изменениям в обществе. Фактически, 14 век был концом средневековья, хотя этот процесс затянулся на многие столетия, но кризис средневекового общества начался именно в тот период.

Та интердикция, которую мы наблюдаем сейчас, вопиющая абсурдность, можно даже сказать откровенное лицемерие, когда с одной стороны говорят о свободе личности, а с другой стороны, права и свободы личности ограничивают самым беспощадным и циничным образом, якобы обосновывая это заботой о человеческом здоровье. Но для массового и индивидуального сознания — это интердикт.

L1004363

 

Теперь, относительно этих шести аспектов проблемы, под названием «коронавирус как состояние массового сознания», предлагается рассмотреть возможные пути преодоления и решения проблемы.

Пути преодоления социетального дистресса. Если мы говорим об этом на индивидуальном психологическом уровне, самым тяжелым проявлением дистресса является эмоциональное истощение. Я думаю, хорошо знакомый вам эффект эмоционального выгорания — это одна из сущностей дистресса. Для того, чтобы человек вышел из эмоционального дистресса, ему нужна эмоциональная поддержка, нужен источник чувств. Откуда берутся чувства? Источником чувств являются эмоционально значимые отношения. Семья была, есть и будет главным источником эмоциональной поддержки. Конечно, семья тоже может быть сильным источником дистресса, когда в семье умеют пилить мозги друг другу. Но все же, семья — это ресурс, которым нужно правильно пользоваться. Семейная жизнь — это искусство и это ответственность. Основой семьи является брачным союз между мужчиной и женщиной. Именно формирование комплементарных, доверительных, взаимообогащающих отношений между мужчиной и женщиной является первоочередным источник эмоциональных отношений. Поэтому укрепление семьи — это первое и обязательное условие преодоления дистресса. Нынешний кризис семьи, прежде всего, связан с кризисом потребностей. Мужчины и женщины становятся одинокими, потому что они не хотят семейных отношений, они не хотят той любви, над которой нужно трудиться. Ведь семью нужно строить.

Еще один источник чувств и мощной эмоциональной поддержки, который, к сожалению, находится в еще более деформированном состоянии — это корпоративизм. Только не тот, что принято сейчас называть корпоративом. Мы имеем в виду корпоративизм, который берет свое начало от всеми любимых прототипов: сословие, цех, орден, некое общество, пусть даже тайное общество. В любом случае, это как правило уровень малых социальных групп, объединенных сходной или общей идеологией. Каких-то 50-60 лет назад в шедеврах кинематографа мы видели такие примеры, как «Великолепная семерка», которые показывают вот этот корпоративных дух, который является источником энергии, чувств, воодушевлений, помогая горстке храбрецов творить невиданное. Сейчас даже в кинематографе нет попыток снять что-то похожее. Принцип корпоративности, точно также, как принцип семьи, бессмертен. Всегда будет существовать корпоративных дух и те, у кого есть корпоративных дух, будут доминировать над теми, у кого его нет. По этому поводу есть весьма циничная, но реалистичная фраза Наполеона, а он разбирался в военной психологии, и говорил, что «армия львов под предводительством барана наверняка проиграет армии баранов под предводительства льва».

Настоящий корпоративный дух всегда предполагает структуру, лидерство и систему корпоративной ответственности. В возникновении новой корпоративной культуры для меня лично видится фигура полевого командира, который создает корпорацию, по типу рыцарского ордена.

Что можно противопоставить кризису биоэтики? Разумеется, актуализацию традиционных ценностей. Прототипология — это не только психология, но и этика, существует прототипология, как этический феномен. В биоэтике главной ценностью является физическое здоровье. А что является главной ценностью, например, в Ндрангете? Есть ценности эмпирические, а есть ценности трансцендентные. Биоэтика — это эмпирические ценности, а честь семьи — трансцендентные. Причем, обращаю ваше внимание, как это начинал Юнг и как мы это продолжаем, те ценности, которые возрождаются сейчас, не воюют с ценностями модернизма. Мы не стараемся победить модернизм, и вернуться к традиции, отказаться от цивилизации. Речь идет о тех традиционных ценностях, которые органически соединятся с ценностями модернистскими. При работе с группами на психологическом уровне это очень не просто. Когда мы ставим перед участниками групп задачи на синтез, а не на дифференциацию, люди застывают. Например, есть у женщины муж и любовник, и она мучается в выборе между ними. А ей предлагается представить ситуацию, когда нужно не исключать, а оставить и того, и другого. «У вас есть возможность сделать из двух мужчин одного, каким он будет?». И это очень мучительная задача для сознания. Когда женщина начинает как-то синтезировать, на практике это обычно приводит к тому, что ей приходится бросить и мужа, и любовника, и найти мужчину, который соединяет в себе нужные качества. Но предшествует этому именно процесс психологического синтеза. А выбирать «или, или» — это и есть разделение себя, когда ты вынужден, то в одно состояние переключаться, то в другое, и это крайности. Задача психологического, этического, мировозренческого, философского синтеза — это задача высшего уровня, но эту задачу надо решить, потому что модернизм себя дискредитировал.

L1004373

Способы преодоления общественной плагофобии. Прежде всего, необходимо на собственном примере бороться с избеганием, с обсессиями, которые возводятся в ранг современной культуры, а борьба с ними приравнивается чуть не к терроризму. Преодоление этих ритуализированных обсессий, невключение в истерический культ борьбы с пандемией, ни в коем случае не исключает классическую социальную гигиену, к которой мы приучены с рождения и которая действительно является очень серьезным достижением модернистской цивилизации. Действительно, с конца 19 века побеждена масса социальных болезней! Но когда это становится индуцированным психозом, то даже с медицинской точки зрения снижает иммунитет и делает человека более уязвимым к болезням. А уж какой вред это наносит психическому здоровью  мы будем расхлебывать эти последствия еще не один десяток лет.

Как быть с информационной дезориентацией. Что касается информационной дезориентации, то здесь самым надежным методом — но это уже индивидуальная работа для каждого человека — является формирование референтной группы. Это термин социальной психологии, который означает «круг авторитетных личностей». Группа может быть реальной и виртуальной, даже исторические личности могут входить в ее состав. Но самое главное, чтобы круг был действительно релевантным по своей компетентности для человека в упорядочивании информационного хаоса. И здесь мы вспоминаем знаменитую фразу основоположника ЦРУ: «Если человек знает тенденции, то его не обмануть фактами».

Факт  это безоценочное событие, но в таком виде он фактически бесполезен. Факт должен стать осознанным, оцененным и присвоенным опытом. А у нас главный вид манипуляции  когда под видом факта потребителю подсовывается именно оценочность. Как тут не вспомнить академика Бехтерева, который доказал, что внушение  это обработка данных за человека, помноженная на его выгоду. Как правило, обработка данных производится анонимными или не компетентными личностями. Эта хорошо отработанная за годы существования интернета система превратила референтную группу для человека в размытое массовизированное нечто. Безликое, не несущее никакой ответственности и просто размывающее фокус человеческого сознания. Самое пагубное проявление которого — это отсутствие ответственности. Ведь каждый день пандемии выдвигались версии, которые потом опровергали друг друга, и никто не нес за это ответственности.

А референтная группа — это как раз те личности, которые берут на себя ответственность за то, что они транслируют. Их компетентность  это их ответственность. Если они настаивают, чтобы человек принял определенное мнение, они несут за это ответственность, если поверив их мнению, он ошибся. Конечно, в наше время понятие личной ответственности  это почти забытый феномен, но иначе информационный хаос не преодолеть.

Что делать со страхом бедности и хаоса. Относительно страха бедности, первое, о чем мы должны вспомнить  о традиционных моделях самообеспечения. Уже устаревшим и даже психологически вредным является термин «выживание»: в эпоху модернизма потребность в выживании дезактуализирована, если мы говорим о физическом выживании и минимуме социального. Выжить модерное общество дает всем. Бедность — это не столько дефицит удовлетворения потребности, сколько зависимость. Самое тяжелое иго бедности  это зависимость. Для преодоления бедности как психологического состояния, таким образом, надо преодолевать зависимость. А это требует задействования механизма самообеспечения. Дефицитарный путь (выживания) ведет лишь к обеспечению жизни, но не развитию.

Научение самообеспечению мы уже проходили в 1990-е. Те же банды представляли собой идею консолидации людей ради значимой цели, в результате которой происходит их дифференциация и выстраивание иерархии.

L1004376

Пути преодоления механизма интердикции.

Если задача не решается при этих условиях, надо, как известно, менять условия. Если потребление «запрещено», то следует убрать примат потребления, этой фабрики симулякров. Материальное производство не является центральным аспектом потребления; его смысл  в продуцировании иллюзий колоссальных масштабов!

Укоренившаяся иллюзия  это форма зависимости. Это серьезный противник, тот заменитель реальности, в который человек поверил. Речь-то идет о внутренней, а не о внешней реальности; люди же вместо того, чтобы работать над собой и превращать недостатки в преимущества, внушают себе, что их недостатки и есть преимущества. Эта фабрика иллюзий и есть ложная компенсация комплекса неполноценности, когда твоя ущербность превращается в твое превосходство.

Председатель Одесского психолого-философского общества, PhD Александр Сагайдак

  • Новые
  • Популярное
  • Чему предприниматели и бизнесмены могли бы научиться…
  • Способность человека обучаться чему-то новому, работать над…
  • При содействии Научно-исследовательского института «Международное судьбоаналитическое сообщество», специализирующегося…
  • Стартовал второй международный онлайн марафон проекта «Наука…
  • Старое понятие о судьбе, как говорил Леопольд…
  • "Когда вы начинаете взаимодействовать с человеком, вы…
  • Леопольд Сонди (венг. Lipót Szondi [ˈlɛopold ˈsondi],…
  • Книга «Бескомпромиссный маятник» о системе тренировки чемпионов,…
  • Тест Сонди был разработан венгерским врачом и…
  • Тест Сонди (Методика восьми влечений) – это…