Today: 07.Jul.2022
Почему судьба не популярна и так ли это? Олег Мальцев
05.Dec.2021 Олег Мальцев

"Какими бы преимуществами природа ни наделила человека, создать из него героя она может, лишь призвав на помощь судьбу".
Ф. Ларошфуко

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье автором предлагается праксеологическое и гносеологическое осмысление вопроса: почему «судьба», как явление, в XXI столетии, особенно в наши дни, перестала быть популярной, востребованной и актуальной?

В первую очередь, сам вопрос подвергается критическому осмыслению, проверке эмпирическими методами и экспериментами. Рассматриваются исторические и социокультурные предпосылки генезиса восприятия конструкта «судьба» и его отдельных элементов. Одним из практических нововведений и открытий, представленных в данной научной работе, являются модели, позволяющие рассмотреть судьбу как систему, а также ответить на ряд вопросов прикладного порядка, в частности, как и почему человек воспринимает судьбу; как это восприятие видоизменяется и трансформируется и, главное, что выступает главным барьером и «противником», не позволяющим человеку научиться управлять собственной судьбой и реализовать желаемую картину будущего.

 

ВВЕДЕНИЕ В ПРЕДМЕТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Преддверием написания статьи выступила череда некоторых наблюдений и экспериментов. Несколько из них, в частности, несложно провести самостоятельно: попробуйте вести в поисковике платформы YouTube слово «судьба». Попробуйте и проверьте тем самым, во-первых, как часто вообще обращаются с таковым дескриптором, и, во-вторых, что предлагается.

Итак, о чём мог бы свидетельствовать эксперимент? Неужели «судьба» как таковая не интересна и не любопытна современному человеку? Или современные представители социума перестали мыслить «судьбоносными» категориями? Исчезла ли «судьба» с горизонта человеческого познания? Возможно ли такое вообще?

Казалось бы, столь важная тематика. Неужели в век развития тенденций самообразования и самоутверждения вопрос судьбы — будущего, потенциального, вероятного и маловероятного — в той или иной мере не интересует человека? Сухая статистика подталкивает к малопривлекательной гипотезе о том, что для человека формации XXI столетия тема его судьбы совершенно неважна. Как предположили бы маркетологи, поскольку нет поисковых запросов, значит, нет и естественной тяги что-то узнавать о «судьбе». Соответственно, кроме представителей кинематографа особо никто этим вопросом не занимается и уж точно не задумывается о концепте судьбы,как о целостной управляемой системе.

В рамках данной научной гносеологической и праксеологической разведки (т.е. познавательной и прикладной) предлагается разобраться с результатами экспериментов и выяснить, что же произошло с «судьбой» на самом деле. Действительно ли тематика судьбы исчезла из поля зрения как обывателя, так и «мужа учёного», или же за статистическими цифрами скрывается нечто иное.

С философской и логической точек зрения,посыл «зрить в корень» разворачивает фокус нашего внимания к первопричинам и истокам. Итак, первым простым шагом предлагается «отмотать ленту истории» и вернуться назад к тому времени, когда судьба была популярна, желанна и востребована не только с позиции научно-исследовательской, но и практической, реализационной. Обратимся к методологическому аппарату прототипологии и применим метод анализа литературных произведений, дабы начать погружение в среду реалий XVII-XVIII веков. И Липот Сонди (основатель школы судьбоанализа), и Марк Зильберер (философ, исследователь символизма, автор книги «Проблема мистики и её символика»), и Мартин Ахтних (создатель единственного в мире валидного проективного теста определения профессиональной судьбы), и Карл Густав Юнг (выдающийся психолог и мыслитель) недаром анализируют тенденции XVII-XVIII веков, цитируют предшественников и ссылаются на документы того периода, поскольку судьба действительно была популярна среди людей различных социальных слоев, статусов, привилегий и занимала умы людей. Пожалуй, самый популярный роман о судьбе — «Граф Монте-Кристо» А. Дюма. В романе герои апеллируют к судьбе как к «провидению». Отметим этот дескриптор и зададимся вопросом: является ли «провидение» и «судьба» тождественным, аналогичным или синонимичным явлением? Более того, подчеркнем и сам факт «судьбоносности» романа (достаточно известного и в XXI столетии), поскольку, по сути, произведение А. Дюма в качестве некой центральной темы (оси вращения событий) являет элементы судьбы. Отдельно сделаем акцент на понятии «элементы», поскольку о некоторых гранях и проявлениях судьбы сцены повествуют, но полностью «судьбу» как систему не описывают.

Соответственно, это наблюдение позволяет заключить: если мы как исследователи стремимся рассмотреть явление в целостности, а не его проявления (или элементы), придётся возвращаться ещё назад, ещё глубже погружаясь в исторические пучины прошлого. Бесспорно, одним из самых ярких памятников истории древности, прикладной философии, жемчужины воинской науки побеждать выступает труд «Философия оружия» («De la Filosofía de las Armas y de su Destreza y la Aggression y Defensa Cristiana» — 1569, изд. в 1582) непревзойдённого Иеронимо Санчеса Де Карранза.

«Философия оружия» посвящает тематике «судьбы» отдельные разделы (даже не параграфы). Действительно, многое сказано о судьбе и способах «познания управляемости судьбоносных событий», которые воину знать рекомендуется (ибо, в противном случае, исход будет фатальным). Практическую пользу каждому нашему современнику сослужат разделы, рассматривающие понятия конфигурации взаимодействия наук, основ принятия решений, системности подготовки к управлению непредсказуемостью, вероятностями и даже неопределённостью. Дестреза (наука побеждать) — настоящее практичное, безвременное сокровище для тех, кто хочет научиться принимать качественные решения, не допускать ошибок, вооружиться логическими и тактическими моделями, позволяющими конструировать подходы к разрешению задач на ходу (как по мере поступления информации, так и при условии её явного отсутствия) и не только. Впрочем, есть одна небольшая проблема или так называемое препятствие восприятия, поскольку труд командора ордена Иисуса Христа — Иеронимо де Карранза достаточно сложен с точки зрения изложения и, соответственно, прочтения современным читателем. И недаром, ведь книга написана на стыке 11 (!!!) научных дисциплин, чем не может похвастаться, пожалуй, ни один научный труд XX-XXI столетий.

«В своём труде Иеронимо Санчес де Карранза рассматривает фехтование на стыке многих наук, и этим он значительно опередил свое время. Например, чтобы выбрать определенное действие или движение в бою, его можно рассмотреть в сочетании таких наук как: математика, химия, физика, физиология.

Если провести параллель относительно этого принципа с действиями в повседневной жизни, то он (принцип) применяется на стыке знаний определенного набора наук. Соответственно, для того, чтобы принять решение, выбрать соответствующую комбинацию рассматриваемых наук, и в последствии реализовать поставленную задачу, в обязательном порядке должен быть известен конечный инцидент по реализации (что должно получиться в конце). Иными словами, актуализируется результативность действий», — фрагмент книги «Вековой обман».

 

ИЗЛОЖЕНИЕ ХОДА ИССЛЕДОВАНИЯ

Отталкиваясь,как от трамплина,от необходимости обладания навыком принятия безошибочных решений, мы могли бы открыть дискуссию сообразно теме анализа данной статьи, мы могли бы отдаться течению научной рефлексии на предмет «что такое судьба», однако тема нашего разговора иная: почему судьба непопулярна.

Следующим шагом осмысления эмпирических наблюдений становится тот факт, что по некоему стечению обстоятельств (и геополитических, и социальных, и экономических причин) судьба исчезает как лингвистический конструкт в волнах буржуазных революций. Другими словами, в XIX веке «судьба» исчезает и возвращается вновь как тематика ключевого научного интереса в виде работ Липота Сонди. Однако, отметим и тот факт, что школа судьбоанализа рассматривает судьбу уже не как философскую категорию, но как категорию психологическую.

По сути, философское явление судьбы (о котором рассуждали Леви Бруль, Пауль Мейер, Мартин Хайдеггер и другие) посредством психологического методологического аппарата ретрансформировалось в осмыслении в понятие «побуждения». Липот Сонди объяснял и демонстрировал на моделях то, как непосредственно побуждения (бессознательного типа, в том числе) определяют и выстраивают судьбу человека. Так, психология побуждения позволяет осознать и разобраться, как побуждения «толкают» человека бессознательно делать тот или иной выбор и даже научиться этим управлять в повседневности и профессиональной практике. Однако на этом… снова тупик. Судьбоанализ как система практических знаний — отрасль крайне непростая; недаром её по аналогии сравнивают с высшей математикой, тригонометрией или даже геометрией Лобачевского. Так или иначе, за пять минут не разберёшься и не научишься принимать судьбоносные решения «с закрытыми глазами». Однако и после пятидесятилетней масштабной и скрупулёзной работы Липота Сонди и его коллег в Институте Сонди (Цюрих, Швейцария) по каким-то причинам никто более не изучал судьбу как единую систему, машину или попросту феномен. Более того, популярность тяги познания судьбы ввиду сложности судьбоанализа сходит на нет к рубежу XX-XXI веков и даже исчезает.

Итак, анализ историзмов позволяет рассмотреть картину развития восприятия и осмысления феномена судьбы в динамике, отмечая синусоиды всплеска интереса к понятию. Однако анализ историзмов не позволяет ответить на вопрос «почему судьба не популярна?». Соответственно, логичным было бы применить другой метод — метод субституции (замены или замещения). В бытовом обиходе даже существует такое высказывание как:«Свято место пусто не бывает». Иными словами, пустоты имеют тенденции естественного заполнения (если один конструкт исчез, его место занимает иной или группа других конструктов). Более простым языком мы могли бы описать этот механизм так: если из обихода у человека что-либо исключают, значит, что-то вменяется взамен.

ИТАК, что же вместо судьбы дано или предложено человечеству сегодня? Что выступает заменителем судьбы?

Действуя методом дескрипторного анализа, предлагается рассмотреть ряд понятий и категорий, выступающих производными понятия «судьба».Какие дескрипторы, связанные с судьбой, на слуху у современного человека?

Перспектива, карьера, шанс, путь, социальная программа (учился— женился — умер).

Особое внимание надлежит уделить судьбоносной категории «социальная программа», которая пришла на замену «судьбе». Так или иначе судьба стала делом общественным. Единовременно становлению судьбы в качестве общественного явления сопутствовало развитие бизнеса, который представляется альтернативой или контр-системой общественной социальной программы. К слову, развитие бизнеса исторически начинается с периода буржуазных революций в Европе (что поясняет динамику спада интереса к «судьбе» в этот период времени). Бизнес-система — явная контр-система социальным прописным нормам и приемлемым сценариям (детский сад —школа— университет — трудоустройство наёмный сотрудник— пенсия). Другими словами, если индивид не желает идти по социальной программе и реализовать общепринятый сценарий, добиться успеха он сможет в бизнесе (что выступает вариантом допустимым и приемлемым). Тайной и социально-неприемлемой альтернативной системой выступает криминальная среда (анализу тенденций или путей становления индивида в криминальных средах разных стран можно посвятить отдельную монографию и, пожалуй, не одну). Тем не менее, две среды (бизнес и криминальная среда) позволяют не реализовывать социальную шаблонную программу, но — на свой страх и риск. Собственно, право выбора какой дорогой идти принадлежит исключительно самому человеку: либо реализуя социальную программу, либо реализуя бизнес-вектор; впрочем, как известно, ничто не гарантирует, что в среде бизнеса индивид сможет добиться того будущего, которого он желает.

БИЗНЕС ЕСТЬ АЛЬТЕРНАТИВА СОЦИАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ.

КРИМИНАЛЬНАЯ ТРАДИЦИЯ ТАКЖЕ ВЫСТУПАЕТ АЛЬТЕРНАТИВОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ.

Озвучим ключевой вопрос нашей рефлексии: где же судьба? Куда пропало это понятие? Если «судьба» заменена на социальную программу, бизнес, криминал (бизнес, криминал рассматриваются как среды, в которых ряд индивидов реализуют социальную альтернативу пути социальной программы), что происходит с «судьбой»?

Прежде чем «спрятать» от человека судьбу, само явление требуется во что-то превратить (ретрансформировать, переобозначить). Сегодня судьба представляется человеку как некая эфемерная и абстрактная субстанция, как предопределённая заранее (рок, фатум, неизбежность), так и не предопределенная заранее (воля случая, шанс, стечение обстоятельств и пр.); недаром существует выражение в общественном восприятии «в этой жизни каждый человек — кузнец собственного счастья».

С прикладной точки зрения самым важным и целесообразным к изучению выступает даже не сама судьба как явление, а то, что позволяет судьбой управлять. Инструменты, технологии, модели и так далее. Иными словами, что есть в распоряжении человека такого, что позволяет ему принимать безошибочные судьбоносные решения, прогнозировать события и вообще преобразовывать данность настоящего в желаемую картину будущего.

Что в наш век существует такого в инструментальном своде, что позволяет каждому индивиду строить судьбу управляемо? Бесспорно, с позиции актуальности — вопрос всеобъемлющий, имеющий отношение к каждому человеку.

СОЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА — некий коридор, шаблон или социально отточенный сценарий, алгоритм, за реализацию которого никто не отвечает. Коллективная ответственность (так привыкли делать все // этот путь является общепринятым // зато точно не умрешь с голоду и так далее) тает как эфемерная категория ровно в момент возникновения персональной ответственности за любую задачу (категория сложности не имеет значения). И если во времена трудов Липота Сонди «судьба» превратилась в психологическую категорию «побуждение», то что же произошло дальше?

В какую категорию (попросту «во что новое?») превратилась судьба в наши дни?

  • Судьба
  • Судьба превратилась в «побуждение» (XX век)
  • Х-категория — во что судьба превратилась сегодня? (XXI век)

Напомним также, что сам факт лингвистического переобозначения категорий, к сожалению, автоматически не сопровождается попутным ответом на вопрос,как же этой категорией управлять и как применять на практике.

Тем не менее, сама логика трансформаций и преобразований свидетельствует в пользу того, что как таковая «судьба» не исчезла и не растворилась в перипетиях исторических ретрансформаций. «Судьба» по-прежнему остаётся в центре внимания, однако само понятие претерпело изменение: фактически «судьбу» подменили на другое название. С психологической точки зрения каждому человеку свойственно автоматическая бессознательная тенденция подмены понятий (особенно ввиду недостатка образования, нежелания разбираться в вопросе или по причине последующей выгоды от подмены). Так, человеку не чуждо одни названия заменять на другие. Чтобы более глубоко понять этот феномен, необходимо обратиться к лингвистическому полю и множеству дескрипторов, которые так или иначе описывают понятие судьбы и её элементов.

В памяти человека существует ряд механизмов, посредством которых ненужные, неактуальные и устаревшие категории «стираются» и удаляются. Так называемый механизм очищения памяти позволяет освободить банки данных от нецелесообразной информации; соответственно, ненужные слова и лингвистические конструкции выходят из обихода и становятся устаревшими, словарными. В частности, некоторые слова, которые употреблялись в XVIII-XIX веке, сегодня практически не употребляются. Например, «балясник» — весёлый рассказчик, шутник; «вкупе» — вместе; «намедни» — недавно и так далее. Сегодня эти слова более не употребляются, однако,лет двести тому назад их знали даже малые дети.

Итак, явление — слово «судьба» глобально выходит из употребления. Почему? По причине отсутствия нужды и надобности; а ненужным для человека становится только то, чем он не может // не желает // пользоваться, то, что на практике ему не применить. Соответственно, переходя от причины к следствию, мы могли бы заключить: при условии, что знания и механизмы управления каким-либо явлением отсутствуют, например, об этих механизмах никто не рассказал следующему поколению или не научил ими руководствоваться в жизни, скажем, при принятии решений — таковое знание и механизмы (как его неотъемлемая часть) попросту становятся ненужными. С ходом десятилетий интерес атрофируется, поскольку данные нерабочие и фактически непрактичные. То есть, если ранее, столетия тому назад, существовала практическая наука, располагающая механизмами управления судьбой (допустим, в руках ограниченного круга лиц, что логично, поскольку такие механизмы напрямую связаны властью), то само понятие «судьба» было не просто на слуху, оно было желанным. Однако то, чем нельзя управлять и что познать невозможно, становится сначала недосягаемым, а затем и бесполезным. Как бы парадоксально это ни звучало, таковая судьба постигла и само понятие «судьбы» за каких-то сто лет. И даже несмотря на то, что в XX веке Липот Сонди буквально по нотам расписал множественные симфонии судьбы и логику их построения, всё же, таковое научное знание оказалось доступным лишь людям дисциплинированным, последовательным в обучении и интеллектуально подкованным. К сравнению: сегодня для того, чтобы действительно на экспертном уровне разобраться в научной дисциплине судьбоанализа и осмыслить «судьбу» как феномен психологический, потребуется не менее 10 лет (а столько времени тратить на обучение современный человек обыкновенно не готов).

Впрочем, это не значит, что тяга «жить хорошо и безопасно // знать, что будет завтра или через год // как выбрать актуальную профессию или не жить как все» каким-то образом пропала и исчезла вместе со словом «судьба».

Человек желает знать, что будет дальше, в XXI веке, в том числе. Тому в подтверждение множество историй наглядных примеров того, как вместо консультантов, например, он ходит к гадалкам и вещим бабкам, которые хоть на кофейной гуще, хоть на картах Таро, хоть на яйце предсказывают ход дальнейших событий. И колоссальная проблема кроется не в том, что чаще всего гадание — это некий перформанс и шоу за деньги потребителя, но в том, что даже если у человека и формируется представление о потенциально возможных событиях и исходах, это вовсе не значит, что он с ними справится и примет верное решение (тактическое, например). Поэтому всё, что остается человеку, — лишь наблюдать за тем, что будет дальше.

Таким образом «судьба» перестала быть популярной, поскольку перестала быть нужной, необходимой категорией. Более простым языком проиллюстрируем на метафоричном примере. Предположим, что у вас есть автомобиль производства концерна Mercedes-Benz. Прекрасный автомобиль, радует вас и позволяет решать возникающие вопросы. А теперь, следом, представим гипотетически, что концерн Mercedes-Benz прекратил свое существование. Так, рано или поздно автомобиль сломается, а детали концерн уже не производит. И в силу того, что исчезла обслуживающая структура, вы уже не сможете пользоваться своим авто.

Итак, что же происходит сегодня? Судьба, как таковая, по аналогии сравнима с концерном, который на грани исчезновения. Но это не значит, что в самом явлении люди не заинтересованы. Напротив, все, что популярно сегодня, соотносится с судьбой, вернее, с её интерпретациями и интерпретациями её элементов (по аналогии — запчасти автомобиля).

По сути, если вы в беседе упоминаете слово «судьба» или вводите данный дескриптор в сети Интернет, это не вызывает интереса. Однако, если вместо «судьбы» прозвучит, например, «human design» с дальнейшей расшифровкой и обещанием взлома «генетического кода вашего успеха и самореализации» — это звучит современно, новаторски свежо и притягательно, с точки зрения маркетинга. Или, например, тематика принятия решений хоть и актуальна, но не так притягательна, как «пробуждение собственной интуиции, что позволит предвидеть события наперёд». Интуиция, «human design», астрология, гадания на картах и без карт — всё это крайне популярно на просторах Интернета и за его пределами. Впрочем, не все люди желают, чтобы их судьбой управляли третьи лица — предсказатели; равно как и не всем импонирует идея, чтоб над их судьбой ставили научные эксперименты.

Допустим, рассматривая один из популярных дескрипторов «human design», мы могли бы отметить, что в основе этого учения лежит попытка осмысления механизма психики, позволяющего управлять реакциями психики. Однако, изучение одного колеса (ещё и под определенным углом) не сравнимо с изучением машины как цельного явления. Иными словами, судьба — это некий феномен или некое явление, которое должно позволить человеку прожить полнокровную жизнь. Так, Сонди утверждал, что побуждения выстраивают судьбу; более того, учёный подробно описал и логику, и механизмы в пяти книгах (в частности, в книге «Я-Анализ»). Коротко, в контексте данной статьи, мы могли бы выстроить следующую логическую цепочку о том, как формируется судьба: бессознательные побуждение толкают человека совершить тот или иной выбор // сумма выборов человека (например, относительно выбора партнёра, ремесла, профессиональной деятельности, объекта любви и т.п.) формирует судьбу. Последствия выборов и есть жизнь человека, её содержание. Поскольку побуждения срабатывают бессознательно, то, соответственно, судьба фатальна. Однако, несмотря на нелицеприятный фактор фатальности, каждому человеку хочется жить не просто «как-то», но жить и существовать хорошо и достойно.

Что же препятствует человеку жить в фатальности и предопределенности? Почему индивид сопротивляется фатуму? Почему так или иначе в бессознательных поисках тяготеет возвращаться к судьбе?

Ответить на данную череду вопросов позволяет прикладная наука выполнения задач. Так, у человека существует некий предохранитель, конфигурация взаимодействия механизмов памяти, который постоянно и неуклонно возвращает человека изучать судьбу. Срабатывание этой конфигурации на деле знакомо каждому: это некий мыслительный процесс или извечная медитация о справедливости и несправедливости. «Почему я бедный и несчастный? Почему опять не повезло? Почему я родился в бедной семье, а не в богатой? Почему мне плохо, а всем вокруг хорошо?» Непосредственно таковые вопросы и размышления и побуждают человека крепко задуматься о судьбе.

Каждый раз, когда человек размышляет о справедливости и несправедливости, он думает непосредственно о своей судьбе; он сам себя возвращает к этой теме, при том не называя судьбу судьбой.

И конечно же, в этот момент естественная тяга побуждает его искать советчика или книгу — некий источник, который позволит как-то осмыслить способ изменения и исправления несправедливого положения дел.

В частности, сегодня популярны такие лозунги: хотите никогда не ошибаться? Совершать правильные выборы? Принимать решения верно? Гарантированно продвигаться тропою успеха? Великолепно, дело, как говорится, за малым: для этого вам понадобится интуиция.

Интуиция — главный инструмент судьбы в наши дни.

Да, именно интуиция сегодня — самая востребованная тема; причём и как инструмент, и как явление. Про интуицию говорят все: от великих учёных, от когнитивистов-прикладников — до блогеров и коучей-самоучек. И, тем не менее, называя категории своими именами, не меняя «чёрное» и «белое» местами, мы обязаны констатировать тот факт, что на самом деле практически никто в мире об интуиции ничего не знает. Иными словами, есть научные аргументированные позиции, есть гипотезы, существуют разные мнения и дискуссии. И в ключе этих дискуссий стоит критически прислушиваться к наблюдениям и умозаключениям Герда Гигеренцера, Амоса Тверского или Даниэля Канемана. Впрочем, среди редких идей и свершений научных масштабность и массовость создают категории кустарные, аматорские, обывательские и, что самое важное, ничем и никак не аргументированные.

На основании приведённых доводов, фактов и наблюдений мы могли бы заключить, что сегодня судьба — главная тема психологии, хотя и выражена в других названиях. Само слово «судьба» практически вышло изобихода; общественное трактование «судьбы» на жизненно-бытовом уровне выглядит как констатация факта «вот приплыли» // «вот и допрыгались» // «так получилось». Другими словами, судьба не как явление рассматривается, но констатируются и даже не всегда анализируются последствия той самой «судьбы-злодейки». Раньше разве что рассуждали «судьба или не судьба», в частности, если человек попал в ДТП — точно судьба. Мой учитель Виктор Павлович Светлов по этому поводу говорил так: «Это не судьба, это у вас просто что-то с рефлексом».

На финальном этапе нашего гносеологического анализа предлагается вспомнить главного врага судьбы. Существует в кругах научных (и не только) некий стереотип, согласно которому основным противником и дажеврагом счастливой судьбы являются неконтролируемые убеждения. Есть даже ряд исследователей, вписавших элемент «неконтролируемые убеждения» в цепочку срабатывания бессознательных побуждений. На самом деле стереотип и действительность в корне различны. Побуждения, обладающие импульсной природой и характеристикой срабатывания, толкают человека сделать тот или иной выбор, и сама суть такого выбора может напрямую противоречить убеждениям человека, действующего бессознательно. Порой человек сам себе не может объяснить, почему он/а так поступил/а. Более того, накопительный эффект нереализованных побуждений также может отработать и породить череду необдуманных поступков, которые не будут иметь ничего общего с убеждениями личности.

Оперируя метафорой «главный враг судьбы», в контексте этой статьи мы не оставим читателя без практического зерна и не станем пересказывать множественные научные дискуссии. Вместо дискуссий мы представим простую модель, позволяющую наглядно отразить суть анализируемого вопроса.

Итак, что же выступает главным врагом судьбы? Это ФОНОВАЯ СУЩНОСТЬ. Фоновая сущность — особый элемент духовно-психо-биомеханической конструкции человека, который крайне сложно поддается тренировке и очень сложно реализует внесение изменений.

Как только мы с вами перейдем к любой практической задаче или вопросу, требующему обучения или приобретения нового навыка — данная модель показывает, почему обучение не происходит с той скоростью, живостью и качеством, как бы человеку хотелось.

С точки зрения логики обучения (природа которого — управляемое внесение человеком изменений в самого себя), у человека существуют несколько двигательных центров:

  • «Голова»;
  • Некая фоновая сущность;
  • Тело.

устройство человека фантомная сущность

 

ВНИМАНИЕ, самый важный вопрос: какая из трёх названных систем быстрее всего перестраивается?

«ГОЛОВА» — оперативный центр управления, центральная рубка или капитанский мостик на корабле. В этом центре перестройка, корректировка и внесение изменений происходит крайне быстро. Причем скорость исчисляется минутами. Иногда человеку и 15 минут достаточно, чтобы осознать, зачем и почему, например, ему действительно важно приобрести некий навык.

Однако осознания недостаточно. Хотя головной центр и отработал, остаются ещё два элемента: фоновая сущность и тело. И оба этих элемента не просто «неохотно» воспринимают какие-либо изменения, но обладают определёнными характеристиками и особенностями, не зная которых можно и вовсе учиться по 5-10 лет, но так ничему и не научиться.

Продолжим знакомиться с моделью. Фоновая сущность без головы (головного центра) перестроиться не может. Но и команд головы категорически недостаточно.

В ФОНОВОЙ СУЩНОСТИ заложен некий «таймер», регулирующий скорость медленного неторопливого хода внесения изменений. Более того, этот «таймер» носит характер предохранителя, поскольку если бы «голова»постоянно вносила изменения, фоновая сущность просто «сошла бы с ума». То есть, если бы один час человек учился ездить на велосипеде, другой — писать по-китайски, а в третий — готовить пресс-релиз о новой маркетинговой политике для рынка логистики; если бы при этом ещё от него требовалось немедленно обучиться всем этим навыкам, о которых он узнал пару часов назад, то человек просто бы оказался неспособен прожить и сутки. Более того, речь идет просто о факте потенциального внесения изменений в систему навыков, то есть речи о фактической целесообразности и необходимости и вовсе нет (к тому же, за час научиться этому просто невозможно, а на начальном этапе обучения человек искренне этого не понимает).

Поэтому, в частности, изменения бывают временные и постоянные. То есть, для ряда коротких задач обычно человек тяготеет получить в пользование некие приёмы или простейшие модели, рабочие схемы; а для успешной профессиональной деятельности приёмов недостаточно, тут уже потребуются определенные навыки.

Но и это не всё. Помимо «таймера», в фоновой сущности срабатывает механизм, который лучше всего сравнить с миной замедленного действия. Если изменения вносятся длительное время, в течение этого времени каких-то невероятных или громогласных прорывов и изменений может и не происходить.

Однако, при условии дисциплинированного подхода механизм «мины» срабатывает, и тогда фоновая сущность будто пробуждается, человек становится увереннее, поскольку он применяет новые навыки и видит изменения в виде результатов. Более того, на скорость срабатывания накопительного эффекта также влияют условия (так, в условиях войны человек учится крайне быстро, поскольку он, как минимум, не желает умирать). Не менее любопытен и тот аспект, что у некоторых личностей фоновая система от природы отстроена таким образом, что помимо временного фактора потребуется и силовой компонент.

Например, в армии при воспитании и подготовке кадрового воинского состава применяется и силовой компонент, чтобы автоматика солдата перестроилась. Одних слов недостаточно, поэтому обязательно проводятся учения, а если на учениях солдат показывает, что учиться он не желает, в таком случае применяются особые подходы.

Итак, условно мы могли бы заключить, что фоновой сущности присущи два вида «таймера»:

  • временной таймер – биологический по природе;
  • силовой таймер – исторический (то, чему поколения научила история войн).

ТРЕТИЙ ДВИГАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР — ТЕЛО— перестроить сложное всего. Однако, при условии согласованной работы двух командных центров — головы и фоновой сущности, при наличии методики подготовки и тактики тренировки и эту составляющую можно научить чему угодно.

Существует и четвёртая категория — фантомная сущность — некая параллельная система, позволяющая человеку сыграть навык и, таки образом, справиться (на простейшем уровне) с некоторыми задачами. Самым ярким примером, отражающим способ работы фантомной сущности, является актёрское мастерство и актёрская игра. К примеру, вы, будучи зрителями, смотрите фильм о Второй мировой войне. Вы видите, например, как разведчик мужественно преодолевает тяготы судьбы и виртуозно выполняет непростую задачу. Однако, в этот момент зритель даже не задумывается о том, что на самом деле он имеет дело с актёром, который перевоплотился в разведчика и, согласно сценарию, отыгрывает некие сцены, заблаговременно написанные режиссёром. Стоит ли развивать логику срабатывания данного механизма, когда в наш «суровый XXI век» в мире экспертов, скажем, профессиональных услуг, большинство спикеров, коучей и тренеров на самом деле не являются профессионалами, не обладают навыками, которые соответствуют запросам отрасли, но, тем не менее, позиционируют себя в качестве экспертов. «Сыграть эксперта» (равно как и иную роль) позволяет четвёртая составляющая, отражённая в модели — фантомная сущность, задача которой обеспечить выживание субъекта при условии столкновения с задачей «здесь и сейчас» (то есть, времени для приобретения навыка нет, а действовать необходимо безотлагательно).

Итак, главный враг и антагонист управляемой судьбы — фоновая сущность, к тому же характеризуемая крайне медленно работающими «таймерами», регулировка которых требует умения обращаться с временным и силовым потенциалом личности. Фоновая сущность — главное препятствие для управления судьбой. Второе препятствие — это, соответственно, фантомная сущность, поскольку именно она позволяет человеку лениться. Ведь если можно сыграть эксперта или некого иного героя наших дней, зачем, в таком случае, им быть? Зачем тратить по 5-8 лет (!) на определенный навык, если, оказывается, достаточно симуляции? Впрочем, у каждого выбора существуют последствия. Ровно в тот момент, когда привычно для человека сработает фантомная сущность, он провалит задачу, и за свою ошибку будет вынужден отвечать. Причем форма ответа бывает разная: например, человек попадает в ДТП, оказывается под колёсами встречного автомобиля и умирает, не успев добраться до больничной палаты. Ровно в такой момент его родственники и произносят: «Что же, видимо, это судьба!»

Итак, человек по собственной вине попал в ДТП, а сторонние наблюдатели заключают, что, мол, «это судьба». Но так ли это? Модель позволяет строго рассудить и дать ответ: нет, судьба к этому не имеет отношения. ДТП с летальным исходом — естественный результат выбора самого человека. Это он прежде сделал выбор в пользу фантомной сущности. Это он не выучил ПДД, не приобрел навык вождения автомобиля, не подготовился заранее к тому, что ему предстоит заранее разобраться, как реагировать в экстремальных ситуациях и так далее. Фактически в исходе виновен сам человек. Это он выбрал «играть», а не быть; это он выбрал «по ходу разберусь» вместо «научусь»; это он уповал на волю случая, а не действовал осознанно в плане тренировки. Разум не подсказал как действовать в этой ситуации; «голова» не успела перестроиться, а двигательных у тела, таких, чтоб как-то справиться с непонятной, непрогнозируемой, экстремальной ситуацией, у человека вообще нет. При таком положении он неминуемо попадает в ступор. Для того, чтобы в экстремальной ситуации действовать осознанно, фантомная сущность должна быть управляемой. То есть рефлексы, инстинкты должны быть отработаны так, чтобы даже экстрим для вас лично был бы сродни обыденной ситуации. Почему фронтовики на войне не сходили с ума, не впадали в ступор и не умирали от звука выстрелов? Потому как для них военные действия стали обыденной ситуацией. Жизнь заставила и научила.

Вернёмся к интуиции. Почему на просторах Интернета активно дискутируется эта тема, но никто не обсуждает ни фоновую сущность, ни фантомную сущность? Дело в том, что эти «сущности» просто никто так не называет. Фантомную сущность называют «актерским мастерством» и апеллируют к трудам великого Станиславского. К слову, более полного собрания мыслей, идей, представлений и упражнений для работы с фантомной сущностью в наши дни не существует.

Фоновой сущности посвящён целый раздел психологии — бихевиористика. Тем, кому не интересна теория бихевиористов, в качестве альтернативы рекомендуем познакомиться с теорией дрессировки Дурова. Фоновая сущность — животная составляющая (биологическая природа). К слову, уже этот принцип позволяет прийти к выводу, что «за штурвал человеческой конструкции» может сесть и животное (фоновая сущность). Только представьте на мгновение, каковы будут последствия, если, скажем, за штурвалом самолёта окажется не здравомыслящий и подготовленный пилот или командир воздушного судна, а его фоновая, животная оставляющая, допустим, обезьяна? Или волк? Что волк будет делать? И что важнее, чего он НЕ сможет сделать? И каковы будут последствия? Авария — одно из них.

Что же получается по итогу? Оказывается, люди разложили судьбу на элементы, которые участвуют в судьбоносном процессе. То есть явление «судьба», будучи комплексным, оказалось разобранным на составные части, раскололось, а инструкция как способ собрать это воедино словно утеряна. Соответственно, на этом этапе составим список явлений, отвечающих за судьбу, а затем, согласно устройству, превратим перечень элементов в машину судьбы человека:

  1. ПОБУЖДЕНИЕ;
  2. РЕАКЦИИ ПСИХИКИ;
  3. ИНТУИЦИЯ;
  4. ФОНОВАЯ СУЩНОСТЬ;
  5. ФАНТОМНАЯ СУЩНОСТЬ;
  6. ВЫБОР МЕЖДУ ФОНОВОЙ И ФАНТОМНОЙ СУЩНОСТЬЮ;
  7. НАВЫКИ;
  8. ГОЛОВНОЙ ЦЕНТР, КОТОРЫЙ ТАКЖЕ ДЕЛИТСЯ НА ФАНТОМНЫЙ И ФАКТИЧЕСКИЙ.

Таковы 8 элементов, которые отвечают за судьбу человека.

Некоторые учёные (особенно нейропсихологи) утверждают, что всем поступкам человека есть причина — срабатывание левого или правого полушарий мозга. Однако, мозг — лишь элемент управления, а не причина. И фактически фоновая составляющая — это «гуманитарная голова», а фантомная — «высокоточная».

устройство человека фантомная сущность 2

Обратим внимание и на тот факт, что среди восьми компонентов машины судьбы человека по принципу скорости срабатывания все элементы можно разделить на три группы:длительные, средние в плане длительности и короткие по времени:

Побуждение — в его основе короткий импульс.

Фантомная и фоновая сущность — длительная категория.

Средняя по длительности срабатывания — интуиция.

Итак, на рисунке-схеме отразим три эшелона и расставим на них элементы, рассмотренные выше.

Теперь, действуя на основании метода «зависимых и зависящих», исключим из рисунка-схемы категории, выступающие производными (исключим следствие, оставим лишь первопричины).

Останется пять элементов: фантомная сущность, фоновая сущность, реакции психики, «голова» и интуиция.

устройство человека фантомная сущность 3

 

Итак, теперь ответ на вопрос «почему судьба не популярна?» становится явным. «Судьба» как конструкт, как единая некогда машина распалась, развалилась на череду элементов: на психологические функции, на функции дрессировки, на механизмы, позволяющие принять решение, на реакции психики (используя которые «human design» пытается предложить свою версию восприятия и познания будущего) и, безусловно, на интуицию, которая якобы связана с принятием решений.

Перечень дисциплин, которые сегодня нацелены на изучение элементов судьбы, не дают полной картины о самой судьбе, не дают возможности с помощью осколков существующих знаний, а чаще всего — гипотез и частных наблюдений — управляемо добиваться результатов и выстраивать личности то будущее, к которому она стремится. Иными словами, представьте, что у вас есть автомобиль, и вы хотите научиться его водить. Однако, вместо пользования и управления автомобилем вы всю жизнь изучает то педаль, то тормоза, то руль. Естественно, никакой автомобиль никуда не поедет и даже с места не тронется, поскольку человек как водитель, даже не осознал, чтоему необходимо научиться водить машину, что требуется садиться за руль и тренироваться с инструктором. А некоторые «знатоки» элементов судьбы всю жизнь искренне изучают дверь, и даже не догадываются, как она открывается, и зачем вообще в автомобиле установлены двери.

 

ВЫВОДЫ

Изучать отдельные элементы — это личное право человека. Но требовать при таком подходе волшебным образом появляющегося навыка — алогично и не здраво. Так ничего не получится.

Во-вторых, заниматься актёрским мастерством также можно, однако если вы попадете в ситуацию, требующую фактического навыка и умения, а не общих представлений, то ничего сделать не сможете. Операция по удаление аппендицита требует от хирурга конкретного навыка. Актер не сможет такую операцию провести. А если и попытается, то цена последствий может оказаться запредельной — за чертой жизни.

Изучать механизмы принятия решений без навыков — также бесполезная трата времени. Неумение воздействовать, использовать в своих интересах фантомную и фоновую сущность не дает никаких практических изменений и, соответственно, результатов.

Изучение элементов машины судьбы, на которые распалась изначальная система судьбы, также ничего не даёт. Тренинги по интуиции, в частности, ничего не дадут. Равно как и «проработка внутреннего ребёнка» и прочие подходы к созданию терапевтического шоу. Головной центр срабатывает быстро, но временно; поэтому, в частности, вечером человек делает выводы, а на утро их уже не помнит и не реализовывает (обещание начать бегать завтра или начать завтра правильно питаться – яркий тому пример). «Голова» как включается, так и выключается. Для приобретения навыка важно задействовать все системы — и «голову», и фоновую сущность, и тренировать тело. Положиться на фантомную сущность можно, но лишь на малый промежуток времени, что, вероятно, поможет найти выход в некоторых ситуациях, но в других, напротив, срабатывание фантомной сущности завершится фатальной ситуацией.

Фоновая сущность — самый важный элемент этой конструкции, самый сложный с точки зрения перестройки. Фоновую сущность можно сравнить с тяжёлой гирей или штангой, которую необходимо научиться сначала отрывать от пола, а затем и поднимать.

устройство человека модель машина судьбы

 

И самое важное заключение: любой из восьми перечисленных элементов по отдельности ничего не даёт. Только слаженное, согласованное и тактически грамотное управление целой машиной судьбы действительно позволит прекратить быть следствием чужих заблуждений, собственного невежества, лени и неуверенности.

Сегодня мы являемся свидетелями непростой ситуации. С одной стороны, мы ответили на главный вопрос «почему судьба не популярна?». С другой стороны, судьба крайне популярна и востребована как тема (наверное, одна из центральных тем для каждого человека), однако, машину судьбы просто разобрали на запчасти, на элементы управления судьбой. И теперь, в XXI веке, люди, не имеющие представление о целостной машине судьбы, лишь слышавшие некие отзвуки об отдельных её элементах, преподают различные дисциплины, продвигают курсы и маркетинговые предложения, разрабатывают новые проекты и даже номинации. Однако, все эти попытки постижения науки о судьбе не увенчиваются успехом.

И в завершение, в качестве финального вывода, представляющего ту самую неотъемлемую практическую полезность и перспективу для дальнейших исследований уже методологического и методического толка, выступит модель «Машина судьбы».

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Achtnich M. Schicksalsanalytisch Orientierte Berufsberatung Anhand des Berufsbilder-Wahltestes. Ein Beitrag zur Psychologie der Berufswahl, des Berufswechsels und der Berufsprognose. Bericht über das 5. Kolloquium der Internat. Forschungsgemeinschaft für Schicksalspsychologie. Bern: Hans Huber, 1971. 465s.

Bell D. The Coming of Post-Industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N. Y.: Penguin & Co,1976. 265 p.

Lang, Fritz. Crime as Destiny. – Stuttgart: Keller & Sohns. 1929. 127 p.

Jung, Carl Gustav. Analytical Psychology: Its Theory and Practice. The Tavistock Lectures. — Princeton University Press, 1990. 265 p.

Popov G.S. (1951). Phenomenology of Memory: basic methodolofical approaches to human memory research.

Silberer, G. Probleme der Mystic und ihrer Symbolik.Tübingen: Kraft. 2009. 149 s.

Silberman M., Hansburg F. (Contributor) People Smart: Developing Your Interpersonal Intelligence. Oakland, CA: Berrett-Koehler Publishers, 2000. 276 p.

Szondi L. Schicksalsanalyse. Wahl in Liebe, Freundschaft, Beruf, Krankheit und Tod. Erbbiologische und psychohygienische Probleme. — Basel: Benno Schwabe. 1944. 520 s.

Szondi L. Ich-Analyse. Die Grundlage zur Vereinigung der Tiefenpsychologie.Teil 1. — Bern: Hans Huber. 1956. 385 s.

 

Автор: PhD Мальцев Олег

Источник: журнал «Результаты работы ученых»

  • Новые
  • Популярное
  • «Если вы решили ограбить банк — вам…
  • Стартовал международный проект «Система Пайкайя»! Это уникальная…
  • Редакция газеты «Твоя судьба» представляет первый сборник научно-популярных…
  • В ходе нидерландской экспедиции академиком Олегом Мальцевым…
  • "Какими бы преимуществами природа ни наделила человека,…
  • "Когда вы начинаете взаимодействовать с человеком, вы…
  • Леопольд Сонди (венг. Lipót Szondi [ˈlɛopold ˈsondi],…
  • Книга «Бескомпромиссный маятник» о системе тренировки чемпионов,…
  • Тест Сонди был разработан венгерским врачом и…
  • Тест Сонди (Методика восьми влечений) – это…